Вернуться   Таки Одесский Форум > Логос и эйдос > Наука и техника

Важная информация

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 28.04.2017, 15:48 Вверх   #21
kkamliv
Близкий(ая) родственник(ца)
 
Сообщения: 111
Репутация: 10
Пол: Мужской
По умолчанию

Выражения «дал природе закон», «приписал», «подсунул» не совсем точно отображают сущность происходящего. Лучше пользоваться выражением «навешивать ярлыки», «наклеивать ярлыки». Естествоиспытатель видит какое-либо природное явление, называет его следствием, и начинает мысленно предполагать существование еще не известного (иногда всем известного) природного явления, которое является причиной. Естествоиспытатель создает домысленную причину для реального следствия. Исходя из созданного умом представления о свойствах, присущих еще не известному природному явлению, называемом причиной, происходит поиск в природе того, что соответствует свойствам, измышленных умом. Если обнаруживается соответствующее человеческому представлению о свойствах, то на обнаруженное приклеивается ярлык «причина». Исаак Ньютон выявил, что Луна своей гравитационной силой притягивает к себе моря и океаны, и возникают приливы и отливы. Приливы и отливы Ньютон признал следствием, а на массивную Луну навесил ярлык «причина приливов и отливов». Луна, приливы, отливы не зависят от людей, но навешивание ярлыков зависит от людей. Галилей навешивал ярлыки иначе, чем Ньютон. Также иначе навешивал ярлыки и Декарт.
Рене Декарт навесил на Луну ярлык следующего содержания: Луна отталкивает от себя земную атмосферу, отталкивающая сила через атмосферу передается на центральные части морей, центральные части морей продавливаются вниз, окраинные части морей выдавливаются на сушу, и таким образом происходят приливы.
Для получения информации об аэродинамических свойствах самолета, делают небольшую модель самолета, и ее продувают в аэродинамической трубе. Продувка завершается выявлением тех или иных аэродинамических характеристик, присущих именно модели. Хотя результаты исследования относятся именно к модели, полученные результаты переносятся (приписываются, подсовываются) на самолет. Реальные аэродинамические характеристики у самолета не подвергались обнаружению и поэтому неизвестны, и авиаконструкторы опираются на характеристики, обнаруженные у модели. На самолет навешивается ярлык со списком свойств, выявленных у модели и не выявленных у самолета. От записей, имеющихся на ярлыке, не зависят реальные характеристики самолета, но зависит то, каким образом используется самолет.
Когда люди к материальному самолету приписывают (вносят) психическое представление об аэродинамическом качестве, то будет ли оправданным называть людей идеалистами?
Бог внес в окружающий мир горы и болота, свет и темноту, — так написано в Библии. Когда заявляется, что человек вносит в окружающий мир законы, то цель такого заявления заключается, полагал В.И.Ленин, в доказывании правильность написанного в Библии. Ленин не желал, чтобы происходило подтверждение содержания Библии, и это нежелание преобразовалось в критику тех людей, которые заявляют о человеческом внесении законов.
Когда люди мысленно вносят в самолет свойства, обнаруженные у модели, то этим подтверждается Библия; поэтому нельзя продувать модель в аэродинамической трубе, чтобы не было соблазна.
В середине восемнадцатого века в США были построены несколько десятков броненосных кораблей, предназначенных для нахождения близи берегов, и отличающихся низким бортом — меньше одного метра. Британский конструктор Кольз разработал проект броненосца, похожий на американские низкобортные броненосцы, и этот проект был одобрен адмиралтейством Великобритании. В 1870 году спущен на воду «Кептен», броненосец конструкции Кольза. Когда только началось строительство «Кептена», кораблестроитель Эдвард Рид доказывал ошибочность проекта, поскольку сочетание особенностей планируемого корабля — малая высота надводного борта и высокие трехногие стальные мачты — создавали высокое расположение центра тяжести и угрожали попаданием морской воды внутрь корабля при небольшом наклоне. Рид построил точную модель корабля конструкции Кольза, и на этой модели продемонстрировал руководству адмиралтейства ужасающее и катастрофическое несовершенство конструкции. Но адмиралтейство Великобритании, отрицательно относившееся к моделированию, послало корабль в плавание, и через год после постройки он затонул вместе с 523 моряками, попав в несильный шторм.
Эдвард Рид определил свойства на модели, и навесил на «Кептен» ярлык с перечнем свойств, установленных на модели.
Интересно, что в книгу «Материализм и эмпириокритицизм» В.И.Ленин вписал фразы, косвенно свидетельствующие о том, что он признавал правильность формулы Иммануила Канта «человек дает законы природе».
К.Гаусс в 1839 году, У.Томсон в 1860 году и Б.Стюарт в 1878 году обнаружили изменение интенсивности магнитного поля Земли, в частности, усиление магнитного поля в солнечные дни. Бальфур Стюарт разработал объяснение о том, что в верхних слоях атмосферы существуют электропроводящие (ионизированные) участки, которые меняют свое местоположение и свои размеры, и изменение состояния электропроводных участков влияет на силу магнитного поля Земли. Природа дала Стюарту сведения об усилении и ослаблении магнитного поля, а Стюарт дал природе закон об ионизированных токопроводящих слоях атмосферы. В настоящее время один из токопроводящих слоев атмосферы, имеющий тенденцию к уменьшению своей толщины, называется озоновой дырой.
Ленин на странице 246 рассуждал о мировоззрении Германа Гельмгольца, и указал: «…дальше читаем: «Что касается, прежде всего, качеств внешних предметов, то достаточно небольшого размышления, чтобы видеть, что все качества, которые мы можем приписать им, обозначают исключительно действие внешних предметов либо на наши чувства, либо на другие предметы природы» (стр. 581 франц.; стр. 445 нем. ориг.; я перевожу с французского перевода). Здесь опять Гельмгольц переходит к материалистической точке зрения».
Магнитное поле Земли, усиливаясь или ослабляясь, воздействует на измерительные приборы, и приборы регистрируют усиление или ослабление. Обнаружив изменяющиеся показания измерительных приборов, Стюарт стал размышлять об этом при помощи своей головы. Б.Стюарт обозначил изменяющиеся показания измерительных приборов как результат перемещения в пространстве токопроводящих слоев атмосферы. Б.Стюарт приписал некоторой части воздушной атмосферы ранее неизвестное и никем не увиденное качество — способность проводить электрический ток. Слова В.И.Ленина о материалистической точке зрения можно понимать так, что деятельность Б.Стюарта надлежит называть материалистической деятельностью, хотя сделанное Стюартом соответствует формуле И.Канта — Стюарт дал природе фантастическое малообоснованное свойство иметь в высших слоях атмосферы токопроводящие слои. Стюарт приписал природе не только то, что увидели его глаза в измерительных приборах (усиление и ослабление магнитных линий), но и то, что не является чувственно-воспринимаемым и является умозрительным (наличие токопроводящих слоев в атмосфере).
Антуан Лавуазье сжигал водород внутри стеклянного сосуда с кислородной средой, обеспечивая охлаждение сосуда. На холодных стенках стеклянного сосуда изнутри появлялись капельки. Убедившись, что капельки представляют собой воду, Лавуазье сделал научное открытие, согласно которому при сгорании водорода в кислородной среде происходит соединение водорода и кислорода с образованием молекул воды (до открытия Лавуазье считалось, что в процессе сгорания происходит не соединение химических элементов, а разделение химических элементов). Органы чувств Лавуазье обнаружили воду возле того места, где производилось сжигание водорода в кислородной среде, и он обозначил появление воды как результат соединения водорода с кислородом; Лавуазье приписал водороду и кислороду свойство соединяться друг с другом, сопровождая соединение выделением тепловой энергии, огня и света. Деятельность Антуана Лавуазье можно назвать материалистической деятельностью, в соответствии с высказыванием В.И.Ленина «переходит к материалистической точке зрения», хотя Лавуазье дал природе закон о том, что в состав воды входят водород и кислород.
В качестве исходного пункта у Стюарта и Лавуазье были показания органов чувств (обнаруженные глазами показания измерительных приборов и капельки воды на внутренних стенках стеклянного сосуда), и от этих сведений, выявленных органами чувств, Стюарт и Лавуазье пришли к тому, что не выявлено органами чувств (токопроводящие слои атмосферы, вхождение водорода и кислорода в состав воды, находящейся в любом месте Земли, и за пределами Земли). Люди мысленно приписывают материальной природе наличие в ней объектов или свойств объектов, исходя из ощущений и абстракций, находящихся внутри психики.
Ленин полагал, что принцип «человек дает законы природе» в некоторой незначительной степени уменьшает свою идеалистичность, когда закон основывается на исследованиях объективной реальности. Стюарт из объективного опыта взял усиление и ослабление магнитного поля, и поэтому позволительно приписывать природе нечто такое, что тесно связано с взятым из объективности. Взятое из объективности, к которому присуммировано абстрактное объяснение, в совокупности имеют объективный характер. Приписывать природе то, что имеет объективный характер, не такой уж и большой грех.
Стюарту и Лавуазье повезло, и в связи с их научными открытиями можно соединить вместе и кантианский взгляд, и ленинский взгляд: человек дает природе тесно связанное с тем, что природа дала человеку. Природа показывает (репрезентует) человеку некоторые свои материальные части (например, ослабление или усиление магнитного поля), а человек мысленно конструирует то, что он не заметил в природе при помощи органов чувств или научных приборов (например, наличие в атмосфере токопроводящих слоев, как причину ослабления или усиления магнитного поля).
В 1676 году было обнаружено, что часы с гирей отсчитывают время более быстро или замедленно в разных точках Земного шара, по сравнению с пружинными часами. Природе дала людям закон о разной скорости хода часов. К фактически обнаруженному домыслено представление о причине фактов: Земной шар сплюснут у полюсов и вздут по линии экватора. Люди дали природе сконструированный людьми закон о ненаблюдаемой форме Земного шара. Имеется тесная связь между тем, что природа дала людям, и тем, что люди дали природе.
Декарту не повезло, и к им раскрытой сущности (Луна отталкивает от себя земную атмосферу, отталкивающая сила через атмосферу передается на центральные части морей, центральные части морей продавливаются вниз, окраинные части морей выдавливаются на сушу, и таким образом происходят приливы) можно присоединить только номиналистический взгляд: человек дает природе то, чего нет в природе.
kkamliv вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.04.2017, 15:49 Вверх   #22
kkamliv
Близкий(ая) родственник(ца)
 
Сообщения: 111
Репутация: 10
Пол: Мужской
По умолчанию

«Вольта и те ученые, которые выступили вскоре после него, видели в простом соприкосновении двух разнородных тел — прежде всего двух металлов — источник электричества. Тут они пытались найти объяснение тока и создали свою теорию контакта. Но чем больше они исследовали возникновение тока, тем яснее становилась необходимость признать существование химического превращения, и на этом основана была химическая теория; сама электрическая цепь есть не что иное, как приспособление, аппарат, превращающий химическую энергию в электричество, подобно тому как паровая машина превращает производимую в ней теплоту в механическое движение, причем в обоих случаях совершающий превращение аппарат не производит сам собою новой энергии. Но здесь, если исходить из традиционных воззрений, возникает трудность. Эти воззрения приписывают цепи некоторую «разъединительную электрическую силу», которая пропорциональна электродвижущей силе и которая вводит в данную цепь определенное количество энергии. Как же относится этот — присущий, согласно традиционным взглядам, цепи как таковой, помимо всякого химического действия — источник энергии, как относится эта электрическая разъединительная сила к освобожденной химическим действием энергии? И если она является независимым от химического действия источником энергии, то откуда получается доставляемая ею энергия? Вопрос этот, поставленный в более или менее ясной форме, образует пункт раздора между контактной теорией Вольты и вскоре вслед за этим возникшей химической теорией гальванического тока». «Признание, что противоположности и различия имеют в природе лишь относительное значение, что, напротив, приписываемая природе неподвижность и абсолютность внесены в нее лишь нашей рефлексией, — это признание составляет основной пункт диалектического понимания природы».
Во-первых, в первом отрывке из книги «Диалектика природы», Ф. Энгельс указал на разработку трех конкурирующих между собой теорий; недовольство В.И.Ленина по поводу мнения Г.Клейнпетера о множественности объяснений, относящихся к одной группе фактов, показывает расхождение между Энгельсом и Лениным по гносеологическим вопросам. (В тринадцатой главе «Причина —> следствие» излагается мнение Г.Клейнпетера.) Во-вторых, Ф.Энгельс недвусмысленно сообщил в двух отрывках, что теоретические воззрения приписывают неподвижность природе, и также приписывают электрической цепи наличие в ней разъединительной силы, возбуждающей электрический ток (электричество визуально обнаруживается благодаря его способности приводить в движение листки электроскопа, как указано на странице 171 «Диалектики природы»). По сути дела, используя слово «приписывают», Энгельс повторил формулировку Канта «человек вносит в природу законы». Надлежит сделать вывод, что Энгельс не видел никакого идеализма в кантовской формулировке. Приписывание (добавление) чего-либо мыслительно-абстрактного к материальной природе, является заурядным событием, согласно мировоззрению Энгельса. Это подтверждает, что имелись расхождения между Энгельсом и Лениным по гносеологическим вопросам (когда Ленин критиковал Дюгема, Пуанкаре и других эмпириокритиков-идеалистов, то их идеалистичность обосновывалась тем, что они защищали указанную кантианскую формулировку).
Человек приписывает природе законы, и человек отписывает от природы законы (Колумб приписал Земному шару закон о том, что к западу от Европы находятся крупные острова, расположенные возле Индии, но Магеллан и другие мореплаватели отписали от Земного шара этот закон; Лавуазье заставил отказаться от своего существования физико-химический закон о разлагающем действии процесса сгорания; некоторые естествоиспытатели приписали природе закон о наличии в природе «разъединительной электрической силы», Энгельс отписал от природы этот закон и утверждал об отсутствии в природе «разъединительной электрической силы»; Ломоносов отписал от природы закон о теплороде). Вероятно, так нужно понимать два высказывания Фридриха Энгельса: «В естествознании мы достаточно часто встречаемся с теориями, в которых реальные отношения поставлены на голову, в которых отражение принимается за объективную реальность, и которые нуждаются в перевертывании. Такие теории довольно часто господствуют долгое время. Подобный случай представляет нам учение о теплоте, которая почти в течение двух столетий рассматривалась как особая таинственная материя, а не как форма движения обыкновенной материи; только механическая теория теплоты произвела здесь необходимое перевертывание».
«Великие французы… выступали в высшей степени революционно. Религия, понимание природы, государственный строй — все необходимо подвергнуть самой беспощадной критике, все должно было предстать перед судилищем интеллекта и либо оправдать свое существование, либо от своего существования отказаться»(«Диалектика природы»).


Колумб приписал Земному шару закон о том, что к западу от Европы находятся крупные острова, расположенные возле Индии. Колумб впал в заблуждение, ибо эти острова (сейчас называемые Багамскими островами, Кубой, Гаити и т.д.) находились возле Америки. Но заблуждение Колумба принесло пользу, поскольку подтолкнуло к более тщательному исследованию островов и прилегающего пространства, и исследование привело к обнаружению ранее неизвестного континента.
Заблуждение есть трамплин для достижения истины.


Александр Александрович Богданов писал о том, что ученые совершают подстановку физического под психическое. Иллюстрацией к высказыванию Богданова может послужить деятельность Стюарта и Лавуазье — у них возникли ощущения, имеющие психический характер (ощущения, свидетельствующие о перемещении стрелки компаса или подобного компасу измерительного прибора, о появлении капелек воды), и на место ощущаемого была произведена подстановка физического и химического, находящегося вне обладающего ощущениями человека (физические свойства высших слоев атмосферы, химический состав воды, находящейся во Вселенной).
Исследователи электрического тока наблюдали некоторые эффекты, и их изучение вывело на разъединительную силу. На место наблюдаемого органами чувств была подставлена ненаблюдаемая разъединительная сила (точнее говоря, абстракция об разъединительной силе), благодаря которой якобы создается разность электрических потенциалов. О такой подстановке рассказано Фридрихом Энгельсом, в книге «Диалектика природы». Исходя из написанного Энгельсом, Богданов создал концепцию о подстановке.
Богданов вполне адекватно описывал познавательную деятельность ученых, и тем не менее получил отлуп от Ленина. По мнению В.И.Ленина, взять за исходный пункт психическое (психические ощущения или психические размышления) и сделать из психического вывод о физическом или химическом, — значит объявить, что физическое или химическое есть продукт психического, есть созданное психикой. Причиной существования токопроводящих слоев в высших слоях атмосферы являются размышления (произошедшие в голове Стюарта размышления над усилением и ослаблением магнитного поля Земли). В.И.Ленин не соглашался с тем, что человеческие размышления влияют на атмосферу и другие материальные части Вселенной, и поэтому Ленин подверг резкой критике А.А.Богданова.
«Все грани…условны, подвижны, выражают приближение нашего ума к познанию мате¬рии, — но это нисколько не доказывает, чтобы природа, материя сама была… продуктом нашего ума… Ум человеческий открыл много диковинного в природе и откроет еще больше…но это не значит, что природа была созданием нашего ума или абстрактного ума, т. е. уордовского бога, богдановской «подстановки» и т.п.»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.298).
Ленин сделал вид, будто бы Богданов занимался изучением построения мира (материальное строится из основы, и основа имеет психический характер), но на самом деле Богданов занимался изучением процессов познания (материальное осознается из основы, и основа имеет психический характер). Богданов был скомпрометирован посредством приписывания ему гегелевского отождествления гносеологического и онтологического (существующее в науке — это то же самое, что существующее в природе; если в науке имеется подстановка, то и в природе имеется подстановка, и ею занимался Бог, в соответствии с Библией подставивший в окружающий мир горы и болота, свет и темноту; Библия опровергается тем, что опровергается концепция Богданова о наличии в науке подстановки).
Новые диковинные «необычные» факты коренным образом изменили старые «обычные» представления. Изменение представлений не свидетельствует, просвещал В.И.Ленин читающую публику, что старые факты иллюзорны или умственны. Старые факты не имеют иллюзорно-психического характера, и это опровергает взгляд А.А.Богданова, согласно которому физическое есть подставленное психическое.
Однако, когда теоретически подкованный механик Карно занимался усовершенствованием паровых двигателей, то Карно признавал физическое существование теплорода и использовал теплород в своих теоретических построениях; позднее было доказано, что теплород имеет иллюзорно-психический характер, что физический теплород есть подставленное психическое. (Немного подробнее о теоретической и практической деятельности Карно рассказывается в девятой главе и в других главах.) Галилей писал, что физические приливы и отливы в океанах физически обусловлены математическим сложением или вычитанием скорости годового движения Земли и суточного вращения Земли. Но сейчас считается, что указанная обусловленность является не физической, а иллюзорно-психической обусловленностью. Галилей подставил психическое, называя подставленное физическим. Аргументам, которые использовал В.И.Ленин с целью опровержения богдановской подстановки, могут быть противопоставлены не менее убедительные аргументы в поддержку богдановской подстановки. В качестве поддержки богдановской подстановки можно использовать анализ научно-исследовательской деятельности, совершенный Энгельсом.
Ленин закрыл глаза на то, что вращение Солнца вокруг Земли являлось подстановкой физического под психическое. Материалист Ленин закрыл глаза, потому что с закрытыми глазами легче вести борьбу против идеалиста Богданова и его подстановки.
(В предыдущих главах указывалось об отказе в существовании факта невесомости воды, находящейся в воде, факта независимости земного притяжения от расстояния. В тринадцатой главе будет рассказано, как в 1899 году отказано в существовании факту передачи малярийных паразитов от птиц к людям, как в 1891 году отказано в существовании факту наличия отверстий на поверхности нервных клеток. В двенадцатой главе излагается история об отказе в существовании структурной вязкости каучука. Не вызовет затруднений привести сотню случаев отказа в существовании, и такие случаи подтверждают, что материальным признается то, относительно чего надо говорить «находится только во мне» и нельзя говорить «находится перед мною». Ленин сделал вид, что в науке происходят научные открытия и не происходят научные закрытия. Рассказы о научных закрытиях квалифицированы Лениным как предательство и обскурантизм в науке.)
kkamliv вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.04.2017, 15:50 Вверх   #23
kkamliv
Близкий(ая) родственник(ца)
 
Сообщения: 111
Репутация: 10
Пол: Мужской
По умолчанию

В.И.Ленин: «Англичанин Карл Пирсон выражается со свойственной ему определенностью: "Законы науки — гораздо больше продукты человеческого ума, чем факты внешнего мира"»(«Материализм и эмпириокритицизм»,ПСС,т.18, с.165).
Пирсон высказал мысль, характерную для эмпириокритиков, по поводу законов, которые подставляются в природу; высока вероятность того, что подставленное окажется психическим, как это уже произошло с галилеевским объяснением морских приливов и отливов. Правильность подставленных законов не может быть доказана из-за относительного характера, присущего практическому критерию истинности; поэтому закон не может считаться реалистичным, и должен считаться сомнительным. Достоверность законов науки намного ниже достоверности фактов. Ощущаемые факты даны нам достовернее, чем законы науки, рассказывающие о субстанции (с.54). Ленин переделал эту мысль, расширил первоначальное значение мысли, и принялся обвинять Пирсона (и Богданова) в приверженности к точке зрения, согласно которой низкая достоверность и высокая сомнительность распространяется не только на обобщенные законы, но и на факты. Коготок увяз в смоле — птичке конец. Если Пирсон и Богданов ставят достоверность законов науки намного ниже достоверности фактов внешнего мира, то Пирсон и Богданов являются солипсистами, отрицающими существование фактов внешнего мира. Что могли бы сделать эти философы, чтобы снять с себя обвинение в солипсизме? Для этого Пирсон и Богданов могли бы сделать материалистическое признание, что законы науки имеют достоверность, равную достоверности фактов внешнего мира.
«Для Пуанкаре законы природы суть символы, условности, которые человек создает ради удобства»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.170).
Человек делает модель самолета, продувает модель в аэродинамической трубе и получает знание о свойствах модели. Это знание человек создает своими усилиями и создает ради удобства, ради создания удобных самолетов с высокой величиной аэродинамического качества. Знание об аэродинамическом качестве самолета, выявленное на моделе, имеет низкую достоверность (является условностью), покуда аэродинамическое качество не выявлено на самолете (как это имело место, например, 21 августа 2001 года, когда самолет Аэробус А330-243 пролетел 120 км с выключенными двигателями, и отключение двигателей произошло на высоте 10 600 метров). Низкодостоверное знание допустимо называть символическим, условным знанием.
Ради удобства, Галилео Галилей дал природе закон о том, что физические приливы и отливы в океанах физически обусловлены математическим сложением или вычитанием скорости годового движения Земли и суточного вращения Земли. Пуанкаре не доверял такому закону природы. Такой закон природы считался со стороны Пуанкаре символом, условностью.
Пуанкаре провинился перед Лениным тем, что использовал слово «символ» (по причине недоверия), а это слово, по убеждению Ленина, означает несуществование того предмета, к которому применяется слово «символ». Если слово «символ» применено к аэродинамическому качеству, то от этого исчезает аэродинамическое качество. Если слово «символ» применено к причине приливов и отливов, то исчезают приливы и отливы. Для Пуанкаре (и для Богданова) законы природы, выявленные Галилеем и Птолемеем, суть символы, условности. Из этого логически вытекает, по мнению Ленина, что не только законы природы, но и природа суть условность, имеющая психический нематериальный характер.
Здесь уместно еще раз привести ленинскую цитату, в которой идет речь о критикуемом Лениным представлении том, что природа имеет мыслительно-психический характер вследствие того, что человек мысленно создает в своей голове психические представления и их прикладывает к материальным природным предметам (подобно тому, как человек прикладывает к материальному самолету представление об аэродинамическом качестве, появившемся от продувки модели). «Все грани…условны, подвижны, выражают приближение нашего ума к познанию мате¬рии, — но это нисколько не доказывает, чтобы природа, материя сама была… продуктом нашего ума… Ум человеческий открыл много диковинного в природе и откроет еще больше…но это не значит, что природа была созданием нашего ума или абстрактного ума, т. е. уордовского бога, богдановской «подстановки» и т.п.»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.298).
Человеческий разум создает психические продукты (абстрактное знание), и они прикладываются (подставляются) к внешним предметам, для использования предметов в соответствии с абстрактно-психическим знанием. Ленин вспомнил индийскую сказку про раджу, руки которого обладали необычайной способностью превращать в золото все, к чему прикасаются руки, и эту сказку применил к богдановской подстановке — если люди создают в своих головах психические представления и эти представления соотносят с внешними предметами, то предметы приобретают психический характер. Ленин обвинил Пирсона, Пуанкаре, Богданова в приверженности к точке зрения, согласно которой предметы приобретают психический характер, и раскритиковал за такую точку зрения.
Существование юмо-канто-богдановской подстановки (люди приписывают, дают природе наличие в ней объектов или причин объектов, исходя из ощущений и абстракций, находящихся внутри психики) настолько очевидно, что она была признана многими советскими учеными и учеными из соцлагеря. Ниже приводятся высказывания ученых, которых не смогла смутить критика Ленина в адрес подстановки, квалификация юмо-канто-богдановской подстановки как имеющую негативную идейную роль в идеологической борьбе, как поддержка антиматериалистических взглядов, цинично выдаваемых за марксистские взгляды, как соскальзывание к идеалистической формулировке Артура Шопенгауэра — мир нужно рассматривать как представление.
И. Земан: «Мы встречаемся в науке с приписыванием точки зрения познающего субъекта исследуемой действительности, с проецированием полученного представления о действительности на саму действительность».
Примечательно, что Карл Маркс пользовался термином «приписывание» — «Люди приписывают свойство полезности, как будто оно присуще самим предметам, хотя овце едва ли представлялось бы одним из ее «полезных» свойств то, что она годится в пищу человеку»(Соч., т.19, с.378).
Л.В. Голованов: «Законы науки проецируются на объективную реальность; природные законы и законы науки как бы меняются местами».
А.М. Коршунов: «Предметность образа выражается в свойстве проекции. Ее суть состоит в том, что содержание образа, формирующегося во внутреннем плане, как бы выносится вовне, наложено на предметы».
А.М. Матюшкин: «Одаренность характеризуется наличием у субъекта четко проецируемых вовне (выражающихся в деятельности) мнений, навыков, конкретно реализуемых знаний, проявляющихся через функционирование стратегий планирования».
Н.И.Губанов, Н.Н.Губанов: «Чувственные образы, локализованные в головном мозге, бессознательно проецируются вовне — на вызывающую их причину…проекция накладывается на предмет…чувственные образы переживаются субъектом не как состояние его нервной системы, а как данные ему внешние объекты…образы локализуются в головном мозге как информационное содержание нейродинамических систем, но обладают филогенетической подготовленной, а в практике жизни индивида складывающейся и закрепляющейся способностью проецироваться в окружающее пространство».
Ю. Конорски: «Возбуждение группы гностических нейронов через ассоциативные пути порождает в проекционной зоне процессы, которые обладают всеми свойствами восприятия и которые проецируются вовне».
Л.В. Шукшина: «А.А.Ухтомский называл функционирующий орган познания динамическим, подвижным деятелем, рабочим сочетанием сил. К числу подвижных функционирующих органов он относил образ, воспоминание, доминанту, парабиоз, желание и т.п., подчеркивая, что это — новообразование в активности индивида, взаимодействующего со средой… Виртуальные механизмы не только проецируются, как образ, в мир, они вторгаются в него, воплощаются в нем посредством виртуальности и иллюзий. Вторжение виртуальных механизмов в жизнь происходит под контролем сознания».
Ю.В.Александрова: «Объективизация — это процесс и результат локализации образов восприятия во внешнем мире, — там, где располагается источник воспринятой информации, т.е. отнесение сведений, полученных из внешнего мира, к этому миру… …продукт внутреннего мира, проекция представления в реальное пространство; возникает вследствие непроизвольного, независящего от субъекта проецирования образов вовне… И.М.Сеченов подчеркивал, что предметность формируется на основании процессов внешне-двигательных, обеспечивающих контакт с самим предметом. Без участия движения наши восприятия не обладали бы качеством предметности, т.е. отнесенности к объектам внешнего мира».
В.С.Тюхтин: «В упорядоченности нейродинамических состояний головного мозга закодирована упорядоченность воздействующих объектов. Для субъекта эта упорядоченность состояний его нервной системы выступает в качестве структуры внешнего объекта. Иначе говоря, субъект как бы соотносит, проецирует обратно (но не физически) на внешний мир упорядоченность состояний своих нервных анализаторов».


В.И.Ленин: «Англичанин Карл Пирсон выражается со свойственной ему определенностью: "Законы науки — гораздо больше продукты человеческого ума, чем факты внешнего мира"»(«Материализм и эмпириокритицизм»,ПСС,т.18, с.165).
«Для Пуанкаре законы природы суть символы, условности, которые человек создает ради удобства»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.170).
Понижение температуры организма, в котором происходит воспаление, от употребления сока ивы, предотвращение цинги от употребления цитрусовых плодов, усиление и ослабление магнитного поля Земли, электрический ток — это факты внешнего мира. Для объяснения фактов создавались (ради удобства) символические продукты человеческого ума: умозрительное представление о жаропонижающей силе, умозрительное представление о цингопредотвращающей силе, умозрительное представление об изменяющемся токопроводящем слое атмосферы, умозрительное представление о «разъединительной электрической силе». Продукты человеческого ума подвергались проверке (поскольку они сомнительны), и подтвердилось (или не подтвердилось) их соответствие действительности. Продукты ума первоначально были символическими продуктами ума, но через некоторое время стали несимволическими фактами внешнего мира. Что поначалу было только удобством, потом стало соответствующим объективной реальности. В момент создания закона науки нельзя относится к закону науки как к отражению объективной реальности; только после применения практического критерия истинности, если имеется положительный результат, допустимо относится к закону науки как к отражению объективной реальности.
Некоторые факты объективной реальности начинаются с создания (ради удобства) умозрительных, не вызывающих доверия, символических продуктов человеческого ума (например, сейчас не вызывает сомнение наличие в высших слоях атмосферы токопроводящих слоев, хотя первоначально представление о токопроводящих слоях было недоказанным и сомнительным). И это не противоречит тому, что продукты ума имеют объективное содержание, выявляемое после применения практического критерия истинности. Пирсон, Паункаре, Богданов не совершили ошибки, при изложении своих взглядов о значении продуктов человеческого ума.
Понятно, что понижение температуры организма после выпивания сока ивы, предотвращение цинги цитрусовыми плодами, броуновское движение, неравномерное распределение в пробирке с водой мельчайших частиц (внизу пробирки много броуновских частиц, вверху частиц мало), — это такие факты, которые никогда не были умозрительными, или символично-условными, или создаваемыми ради удобства.
Критикуя Пирсона, Пуанкаре, Богданова, Ленин обвинял их в том, что они всё объявили символично-условным, созданным человеческим умом ради удобства. Но это обвинение, связанное с солипсизмом, не соответствует действительности, т.к. Пирсон, Пуанкаре, Богданов понимали, что броуновское движение и многое другое не создавалось умом ради удобства.
О том, какое значение Энгельс придавал продуктам человеческого ума, и какое сходство обнаруживается в том, что придавал Энгельс, и придавали Пирсон, Пуанкаре, Богданов, рассказывается в третьей главе «Спор об идеалистическом и материалистическом осмыслении энергии, и иных объектов», в двенадцатой главе «Фантазии» и в других главах. Энгельс оказывал поддержку тем ученым, которые опровергали законы науки, и это означает, что законы науки считались Энгельсом символом, условностью, которые человек создает своим умом ради удобства, и их приписывает (а затем отписывает) материальным фактам внешнего мира.
kkamliv вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.04.2017, 15:51 Вверх   #24
kkamliv
Близкий(ая) родственник(ца)
 
Сообщения: 111
Репутация: 10
Пол: Мужской
По умолчанию

Глава 8. Объективная реальность, которая не дана нам в ощущениях


В.И.Ленин: «Основная черта материализма — именно та, что он исходит из объективности… тогда как идеализм нуждается в «обходных путях», чтобы «вывести» объективность так или иначе из духа, сознания, из психического»(с.312), «Речь идет у нас совсем не о той или иной формулировке материализма, а о противоположности материализма идеализму, о различии двух основных линий в философии. От вещей ли идти к ощущению и мысли? Или от мысли и ощущения к вещам? Первой, т. е. материалистической, линии держится Энгельс. Второй, т. е. идеалистической, линии держится Мах»(с.35), «Все приведенные нами философы, кто прямо, кто с ужимкой, заменяют основную философскую линию материализма (от бытия к мышлению, от материи к ощущению) обратной линией идеализма…эти философы идут от психического, или Я, к физическому, или среде, как от центрального члена к противочлену, — или от ощущения к материи»(с.149), «Если вы не хотите отделываться увертками, если вы серьезно хотите «остерегаться» субъективизма и солипсизма, то вам надо прежде всего остерегаться основных идеалистических посылок вашей философии; надо идеалистическую линию вашей философии (от ощущений к внешнему миру) заменить материалистической (от внешнего мира к ощущениям)»(с.52), «Субъективистская линия в вопросе о причинности, выведение необходимости природы не из внешнего объективного мира, а из сознания, из разума, из логики и т. п. не только отрывает человеческий разум от природы, не только противопоставляет первый и второй, но делает природу частью разума, вместо того, чтобы разум считать частичкой природы. Субъективистская линия в вопросе о причинности есть философский идеализм»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.159).
В.И.Ленин: «Авенариус и Мах признают источником наших знаний ощущения. Они становятся, следовательно, на точку зрения эмпиризма (все знание из опыта) или сенсуализма (все знание из ощущений)… И солипсист, т.е. субъективный идеалист, и материалист могут признать источником наших знаний ощущения… Первая посылка теории познания, несомненно, состоит в том, что единственный источник наших знаний — ощущения… Исходя из ощущений, можно идти по линии субъективизма, приводящей к солипсизму… и можно идти по линии объективизма, приводящей к материализму»(«Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.127-128).
Ленин подробно разъясняет, какие характерные черты имеет идеализм, т.е. субъективизм, — это линия, берущая за исходную точку ощущение, сознание, разум, мысль, психическое, и от исходной точки продвигающаяся по обходному пути (Энгельс сказал — по окольному пути) к объективным вещам, внешнему миру, материи, окружающей среде. Изображаемое в мысли приобретает внетеоретическую (внемыслительную) предметность. Один из примеров идеалистической линии — богдановская подстановка физического под психическое. Об идеалистичности и прочих недостатках подстановки Ленин высказывался весьма категорически. Однако в дальнейшем категоричность несколько уменьшается — на страницах 127-128 сообщается, что ощущения являются исходным пунктом не только для идеализма (субъективизма), но и для материализма. Получается, что исходным пунктом для материализма являются вовсе не объективные вещи! В.И.Ленин попрекает идеализм тем, что «…на деле природа не берется за непосредственно данное, за исходный пункт гносеологии. На деле к природе ведет еще длинный переход через абстракции психического»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.238). Но затем выясняется, что материализм, подобно раскритикованному идеализму, не берет природу за непосредственно данное, а берет на такую роль ощущения или мышление, и поэтому материалисты вынуждены делать длинный переход от психического (ощущение, мышление) к материальной природе.
«Одно дело вопрос о том, как именно при помощи различных органов чувств человек воспринимает пространство и как, путем долгого исторического развития, вырабатываются из этих восприятий абстрактные понятия пространства, — другое дело вопрос о том, соответствует ли этим восприятиям и этим понятиям человечества объективная реальность, независимая от человечества»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.194). Ленин, будучи материалистом, повествует о длинном материалистическом переходе через абстракции психического: от чувственных восприятий к эмпирическим обобщениям, осуществляемых психикой, от психических обобщений и на основе обобщений к абстрактным понятиям, от абстрактных понятий к пониманию содержащегося в природе. В.И.Ленин попрекает идеализм за длинный переход (окольный переход), но затем строит материализм по образу и подобию идеализма.
На странице 206 В.И.Ленин пишет про материалистический уклон в философии Канта: «Когда Кант допускает, что нашим представлениям соответствует нечто вне нас, какая-то вещь в себе, то тут Кант материалист». Исходный пункт для материализма — мыслительное представление. Завершающий пункт — вещь в окружающем мире. Налицо проводимая Лениным линия от мысленного представления к существующему вне нас. Написанное Лениным на странице 206 является вторым шагом к уменьшению категоричности.
Страница 193 приносит третий шаг. В.И.Ленин указывает: «…Шульце-Энезидема, писавшего в 1792 году: «Если заключать от представлений к «вещам вне нас», то тогда «пространство и время суть нечто действительное вне нас и существующее реально…» …Шульце в 1792 году обрисовывает отношение вопроса о пространстве и времени к вопросу об объективной реальности вне нас именно так, как материалист Энгельс обрисовывает это отношение в 1894 году».
Как материализм обрисовывает отношение? Исходный пункт — умственное представление, завершающий пункт — реально существующее.
Примерно то же самое имеется на странице 105: «По поводу первого тезиса А.Леви говорит: «Маркс признает, с одной стороны, вместе со всем предшествующим материализмом и с Фейербахом, что нашим представлениям о вещах соответствуют реальные и отдельные (самостоятельные, distincts) объекты вне нас...». Как видит читатель, Альберту Леви сразу стала ясной основная позиция не только марксистского, но всякого материализма». Это четвертый шаг в уменьшении категоричности.
Страница 283 приносит очередное пояснение о сущности материализма: «Движению представлений, восприятий и т. д. соответствует движение материи вне меня». Пятый шаг еще раз показывает, что исходным пунктом берется мыслительное представление, а завершающим пунктом оказывается материя вне меня.
Уже не должно удивлять, что наступает шестой шаг в уменьшении категоричности, на котором ставиться «вопрос о том, соответствует ли этим восприятиям и этим понятиям человечества объективная реальность, независимая от человечества»(с.194). В.И.Ленин отвечает на вопрос: да, надо брать за исходный пункт восприятия, и этим восприятиям будет соответствовать объективная реальность.
На странице 46 В.И.Ленин сообщает, что правильное осмысление ощущения состоит в том, что ощущение принимается за образ соответствующего ощущению внешнего явления. Слова Ленина о внешнем явлении природы, соответствующем ощущению, означают, что в седьмой раз проводится линия от ощущения к внешнему явлению.
Восьмой, девятый, десятый, одиннадцатый, двенадцатый, тринадцатый шаги в уменьшении категоричности проявляются на страницах 45, 46, 95, 109, 149, 193, где сообщается о необходимости заключать от представлений к вещам вне нас, об объективной реальности, соответствующей нашим ощущениям, образ или ощущение вызываются соответствующим ощущению внешним явлением, вещь соответствует нашему представлению о ней, образ соответствующего ощущению внешнего явления, чувственным восприятиям соответствует вне нас объективная реальность. Ленин проводит линию от ощущений, зависимых от человека, к внешним предметам, независимых от человека. На зависимость ощущений от человека Ленин указал на странице 51 своей философской книги.
«Учению науки о том, что земля существовала до человечества, до органической материи, существовала в течение определенного времени, в определенном по отношению к другим планетам пространстве, — этому учению (хотя оно так же относительно на каждой ступени развития науки, как относительна и каждая стадия развития религии) соответствует объективная реальность»(с.195). На четырнадцатом шаге за исходный пункт берется теоретическое учение, и этому исходному пункту соответствует завершающий пункт — объективная реальность.
Пятнадцатый раз произошло уменьшение категоричности на странице 44, когда Ленин согласился с заявлением Богданова о том, что ощущениям соответствуют внешние явления.
Движение от ощущения к внешнему миру обнаруживается в шестнадцатый раз на странице 112: «Для агностика «непосредственно дано» ощущение, но агностик не идет дальше к материалистическому признанию реальности внешнего мира».
«Механическая теория, — говорит, например, Сталло, — «вместе со всеми метафизическими теориями гипостазирует частные, идеальные и, может быть, чисто условные группы атрибутов и трактует их, как разные виды объективной реальности». Это верно, если вы не отрекаетесь от признания объективной реальности и воюете с метафизикой, как антидиалектикой»(с.329). В семнадцатый раз В.И.Ленин признает верной линию от созданных человеческим умом идеальных и условных групп к объективной реальности.
В голове человека появляется зависимое от человека (ощущение, представление, абстрактное понятие). На зависимость ощущений от человека Ленин указал на странице 51 своей философской книги. Затем на основании зависящего от человека устанавливается то, что является независимым от человека и находится вне человека. Зависимое от людей — первично, установление того, что является независимым от людей — вторично. В.И.Ленин семнадцать раз указал на то, что движение к пониманию независимого от людей начинается с зависимого от людей.
kkamliv вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.04.2017, 15:51 Вверх   #25
kkamliv
Близкий(ая) родственник(ца)
 
Сообщения: 111
Репутация: 10
Пол: Мужской
По умолчанию

В Библии, в 14-й главе книги, называемой «Первая книга царств», рассказывается о поиске человека, нарушившего запрет. Военные отряды филистимлян собрались возле города Михмас, планируя атаковать еврейские войска. Рано утром небольшой еврейский отряд под предводительством Ионафана вышел на разведку и углубился во вражеский тыл. В то время, когда Ионафан и его малочисленный отряд находились в тылу врага, царь Саул собрал еврейское войско и обратился с речью, вдохновляющую на победу, и при этом Саул запретил воинам принимать пищу до наступления темноты. Через несколько часов Ионафан возвратился из вражеского тыла в месторасположение еврейского войска, и вместе со всем войском пошел в атаку на филистимлян. Еврейская армия разгромили филистимлян возле города Михмас, и стала преследовать отступающих филистимлян. Отряд Ионафана погнался за бежавшими филистимлянами, и оказался в лесу. В дупле дерева Ионафан заметил гнездо пчел с сотами. Он расковырял соты палкой, выдавил мед, зачерпнул палкой мед, и вкусил меда. Войско филистимлян, находившееся возле города Михмас, было разгромлено. Поздно вечером царь Саул задумал предпринять ночную вылазку против филистимлян, засевших в городе Беф-Авен. Царь и священник стали вопрошать Бога, — даст ли Бог победу над городом Беф-Авен? Бог не ответил. Царь Саул догадался, что кто-то согрешил, вкусив еды до захода солнца, и по этой причине Бог не отвечает. По просьбе Саула, священник взял туммим и им стал бросать жребий среди воинов, чтобы знамение указало на согрешившего; бросание жребия вывело на Ионафана, и тот признался, что ел мед в дневное время. Совершение гносеологической операции с применением материального туммима выявило, кто именно нарушил царский запрет.
Царь Саул хотел выявить причинно-следственную связь между нарушением царского запрета и молчанием Бога, и в выявлении использовался материальный предмет, который можно было воспринимать с помощью органов чувств. Туммим есть часть объективной реальности, данной нам в ощущениях. Сейчас люди не используют материально-ощущаемые предметы, указывающие на причину. Сейчас делается упор на психическое.


При помощи органов чувств человек воспринимает некоторые поверхностные, внешние свойства явлений и предметов: тяжелое, твердое, неупругое, скользкое, угловатое, холодное, мокрое, медленное, перемещающееся слева направо, вонючее, светлое, розовое, мутное, короткое, вытянутое по вертикали, далекое, маленькое, горькое, шелестящее, до того как, после того как. Может ли человек при помощи органов чувств познать причинно-следственные связи? Нет. Эволюция живого мира на Земле пошла таким путем, который не привел к возникновению органов чувств, воспринимающих причинно-следственную связь.
Возможно, на других планетах эволюция пошла другим путем, и обитатели далеких планет обладают органами чувств, воспринимающими связь между причиной и следствием.
Как же человек может отличить причину от следствия, если его органы чувств молчат об этом? Восприняв поверхностные свойства вещей, ум человека создает в себе (в уме) образы вещей, и именно из этих психических образов ум извлекает информацию о том, что есть причина и что есть следствие. Установление причин производится умом; впоследствии в обязательном порядке должно быть подвергнуто проверке то, что установлено как причина (проверке с применением практического критерия истинности).
Подобной точки зрения придерживались Юм, Авенариус, Пирсон, Шульце и Богданов. С их мнениями можно ознакомиться с помощью книги «Материализм и эмпириокритицизм», написанной В.И.Лениным: «Все, что мы ощущаем, это — что одно появляется после другого. Перед нами юмовская точка зрения в самом чистом виде: ощущения ничего не говорят нам ни о какой причинности»(с.162), «Законы отнюдь не принадлежат сфере опыта…они не даны в нем, а создаются мышлением»(с.174), причинность «принадлежит миру понятий, а не миру восприятий»(с.166), «Мы отвергаем в опыте наличность причинности»(ПСС, т.18, с.204).
«… «Если мы посредством наблюдения проследим движение, исходящее от движущейся субстанции А, передаваемое через ряд промежуточных центров и достигающее одаренной ощущением субстанции В, то мы найдем, в лучшем случае, что ощущение в субстанции В развивается или повышается одновременно с принятием доходящего движения, — но мы не найдем, что это произошло вследствие движения...». Мы нарочно выписали полностью это опровержение материализма Авенариусом, чтобы читатель мог видеть, какими поистине жалкими софизмами оперирует «новейшая» эмпириокритическая философия»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.45). Авенариус говорит о том, что одновременность двух событий, обнаруживаемая органами чувств, не является достаточным основанием для утверждения о том, что найдена причинно-следственная связь между двумя событиями. Такая точка зрения, по мнению Ленина, противоречит материализму (опровергает материализм), согласно которому органы чувств обнаруживают причинно-следственные связи.
На странице 203 Ленин привел еще одну цитату из сочинения Авенариуса, и в резкой форме выразил свое несогласие с высказыванием Авенариуса. Этот философ сообщил, что каузальность или причинность оказались определениями, которые вовсе не содержатся в материальных данных действительных ощущений, а привнесены туда, вымышлены самим познающим. Одно следует за другим — вот все, что мы узнаем из ощущений.
«В чувственных раздражениях, в их сосуществовании и последовательности, не заключается ничего из той связи, которая присуща предметам и их причинным отношениям»(Вильгельм Дильтей, «Описательная психология», 1894 год). Знание о причинах не имеет чувственного происхождения.
В.И.Ленин возражал перечисленным выше точкам зрения. Перечисленных выше ученых Ленин обвинял в идеализме: «Выводить причинность из мышления есть идеализм»(«Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, пятое издание, т.18, с.172).
Чувственно-не-воспринимаемое исследуется при помощи идей, почерпанных мышлением из самого себя, т.е. при помощи идеалистического исследования.
Ленин не соглашался с философским принципом, согласно которому мышление обнаруживает то, что не обнаружили органы чувств. Идеализм истолковывает научный прогресс следующим образом: ощущения показывают существующее, но ощущения показывают не всё существующее; ощущения показывают следствие, но не показывают причину; в доньютоновскую эпоху люди видели своими глазами Луну, видели своими глазами морские приливы с отливами, но созерцание этих объектов не привело к осознанию имеющейся между ними причинно-следственной связи; показываемое ощущениями недостаточно, и, для компенсации нехватки, силой мышления выискивается нечто, не показываемое ощущениями, но существующее; человек усилием мысли создает представление о том, что не воздействует на органы чувств, и затем применяется практический критерий истинности для проверки реалистичности представления, созданного усилием мысли. Идеалистическое истолкование, связанное с мысленным усилием, имеет ужасные последствия, а именно, обосновывает правильность написанного в Библии (горы и болота, свет и темнота созданы усилием мысли). Чтобы прекратилось идеалистическое истолкование научного прогресса, нужно доказывать, что научный прогресс происходит без умственных усилий.
Ленин требовал, чтобы философы говорили о тесной связи объективной причины и показаний органов чувств; объективная причина воздействует на органы чувств, и человеку становится известной причина. Ленин не соглашался с позицией перечисленных выше философов, согласно которой причина становится известной сознанию без воздействия причины на органы чувств (подобно тому, как рентгеновские лучи или магнитные линии становятся известными сознанию, минуя воздействие рентгеновских лучей или магнитных линий на органы чувств). В следующем абзаце приводится цитата, показывающая противоположность между ленинской линией и юмо-авенариусовской линией, по поводу весьма тесной связи (через органы чувств) или весьма слабой связи (невосприимчивость органов чувств) между внешней (находящейся в природе, в объективном мире) причиной и отражением причины в сознании. Ленинская линия указывает на связующую роль органов чувств, обеспечивающих связь между природой и сознанием; связующая роль дает сознанию способность вывести причинность из природы. Юмо-авенариусовская линия возводит перегородку между находящейся в окружающей природе причиной и органами чувств, в результате чего «ощущения ничего не говорят о причинности» и сознание не может вывести причинность из показаний органов чувств; сознание вынуждено выводить причинность из самого себя. Сознанию становится известно то, о чем молчат органы чувств. Сознание идет обходным путем и обходит молчащие органы чувств.
В.И.Ленин: «Субъективистская линия в вопросе о причинности, выведение необходимости природы не из внешнего объективного мира, а из сознания, из разума, из логики и т. п. не только отрывает человеческий разум от природы, не только противопоставляет первый и второй, но делает природу частью разума, вместо того, чтобы разум считать частичкой природы. Субъективистская линия в вопросе о причинности есть философский идеализм»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, 159).
В.И.Ленину было известно, что органы чувств не реагируют на рентгеновские лучи, и такое бездействие органов чувств Ленин не считал проявлением идеалистичности. Но когда Богданов и куча других эмпириокритиков заявили о неспособности органов чувств реагировать на причинно-следственные связи, то бдительный Ленин усмотрел в этом заявлении проявление идеализма. Когда есть возможность почерпнуть знание из ощущений, то сознание почерпывает из ощущений; когда органы чувств не реагируют и отсутствует возможность почерпнуть из ощущений, то тогда сознание почерпывает знание из самого себя. По мнению Ленина, постижение причинности посредством выведения из сознания (сознанием из самого себя) есть ничем не оправданный ложный подход, обусловленный идеалистическим мировоззрением. Ленин категорически утверждал, что брать за исходный пункт сознание или мыслительное представление и из этого исходного пункта выводить причинность, имеющую отношение к окружающему миру, что выведение причинности из сознания — это субъективизм и философский идеализм. Но если вспомнить, что Ленин восемь раз (из семнадцати упоминаний пути от зависимого от людей к независимому от людей) такую линию называл материалистической линией, то тогда не будет ошибкой сказать, что Юм, Авенариус, Пирсон, Шульце, Дильтей, Богданов проводили материалистическую линию.
У человека нет органа чувств, при помощи которого можно было бы обнаружить в природе причинно-следственную связь, а также магнитные линии, атмосферное давление, рентгеновские лучи; вместо отсутствующих органов чувств, человек использует свое логическое мышление, чтобы догадаться о причинно-следственной связи или ином неощущаемом, и проверить догадку практическим критерием истинности. Объективная реальность отражается органами чувств, но отражение содержит в себе не всю информацию, имеющуюся в объективной реальности; органы чувств предоставляет человеку информацию в недостаточном количестве, и недостающая информация почерпывается человеческим мышлением из самого себя (т.е. не из органов чувств). Такой взгляд, исходящий из отсутствия реакции органов чувств на некоторые внешние воздействия, характерен для философии, которую В.И.Ленин назвал идеалистической и субъективистической философией.
На странице 282 книги «Материализм и эмпириокритицизм» В.И.Ленин привел цитату из философского сочинения материалиста Иосифа Дицгена, относительно идеализма: «Либих, — продолжает Дицген, — любящий делать отступления от своей индуктивной науки в сторону философской спекуляции, говорит в смысле идеализма: силы нельзя видеть».
Идеалистическая спекуляция, выходящая за пределы опыта (ощущений), состоит в том, что признается существование каких-либо сил (например, магнитных сил), которые нельзя увидеть по причине их невоздействия на органы чувств.
(В конце 28 главы «Свихнувшиеся в идеализм при соучастии релятивизма» приведен пример спекуляции, направленной на понимание невидимого.)
kkamliv вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.04.2017, 15:52 Вверх   #26
kkamliv
Близкий(ая) родственник(ца)
 
Сообщения: 111
Репутация: 10
Пол: Мужской
По умолчанию

«Ум может видеть больше, чем может видеть глаз» (Этьен Кондильяк, третий том трехтомника Сочинений, с.193), «Сообразно тому, как мы размышляем о действиях, которые ощущения вызывают в нашей душе, мы приобретаем идеи, которых не смогли бы получить от внешних вещей»(Этьен Кондильяк, первый том трехтомника Сочинений, с.74).
Французский философ Этьен Кондильяк, творивший в середине восемнадцатого века, вполне определенного указывал на недостатки органов чувств, которые не имеют возможности предоставить людям полную информацию об окружающем мире, и недостающую информацию об окружающем мире люди получают с помощью мышления. Обнаружения и описания факта недостаточно для того, чтобы понять причину существования факта, и поэтому нужно добавить к описанию факта то, что не обнаружено в факте. Есть показания органов чувств, и есть домысленное и прибавленное к показаниям.
Людвиг Фейербах: «Чувство дает только видимость, а мышление — истину», «Чувствами мы читаем книгу природы, но понимаем ее не чувствами», (Избранные философские сочинения, т.1, с.237, с.271); на странице 237 Фейербах высказался в том смысле, что мышление накладывает мысленную связь на сущность реального явления, называемого причиной, и на сущность реального явления, называемого следствием. На одно реальное явление мышление наклеивает ярлык «причина», на другое реальное явление мышление наклеивает ярлык «следствие». Мышление дает знание причин и следствий, органы чувств не дают такое знание. Согласно мировоззрению Людвига Фейербаха, причинно-следственная связь — это объективная реальность, которая не дана нам в ощущениях (на первоначальном этапе исследования связи).
Поскольку мировоззрение Фейербаха по этому вопросу почти совпадает с точкой зрения Юма, Авенариуса, Пирсона, Шульце, Дильтея, Богданова и других философов, названных Лениным идеалистами, то Фейербаха необходимо причислить к когорте идеалистов.
Иосиф Дицген выражался проще, чем Фейербах, и сформулировал короткую фразу: «Рассудок исследует причины, которые на опыте не могут быть узнаны». (Дицген слегка перегнул палку — причина, предотвращающая цингу, бери-бери, пеллагру, и некоторые другие болезни, не были восприняты Куком и Эйкманом при помощи органов чувств, но Функ узнал причину на опыте, т.е. воспринял причину при помощи органов чувств.)
Под подозрение подпадает и Александр Иванович Герцен — он высказал суждение, напоминающее точку зрения Юма, Авенариуса, Пирсона, Шульце, Дильтея, Дицгена, Богданова. В сочинении «Письма об изучении природы» А.И.Герцен написал: «Логический процесс есть единственное средство человеческого понимания; природа не заключает в себе всего смысла своего — в этом ее отличительный характер; именно мышление и дополняет его». По мнению Герцена, природа, соприкасаясь с органами чувств, не полностью отражается в ощущениях, а именно, смысл остается недоступен для органов чувств; познанное органами чувств нуждается в дополнении, не исходящего из ощущений, но исходящего из мышления. Рассудок раскрывает сверх того, что дают органы чувств. Другими словами, человек вынужден домысливать нечто, что не перешло от природы в мышление через органы чувств.
Человек делает умозрительный вывод о существовании в природе того, что еще не обнаружено органами чувств или научными приборами, предназначенными для обнаружения. На завершающем этапе исследования, причина становится обнаруживаемой (например, сейчас можно в любой аптеке обнаружить препараты, которые когда-то были умозрительной жаропонижающей силой).
Бурдов Валерий Тихонович и Плотникова Татьяна Валерьевна прямо указали на то, что они являются сторонниками субъективистской линии в вопросе о причинности, выведении необходимости природы не из органов чувств, соприкасающихся с внешним объективным источником: «Законы и причины не поддаются наблюдению, их надо угадать»(из книги «Теория творчества: интеграция, глобализация, диалектика», 2010 год). Нужно не доверять тому объему информации, которые дают органы чувств.
Аналогичной точки зрения придерживался Л.Б.Баженов: «Наблюдать можно эмпирические эффекты, а не законы»(Лев Борисович Баженов, «Строение и функции естественнонаучной теории», 1978 год). «Причинную связь следует искать в мире сущностей, который не поддается непосредственному восприятию»(Грета Георгиевна Соловьева, «О роли сомнений в познании», 1976 год).
В 1988 году Елена Георгиевна Глаголева и Михаил Борисович Беркин издали книгу «Электричество в живых организмах». В книге имеется фраза, по сути дела, повторяющая формулировки Юма, Авенариуса, Пирсона, Шульце, Дильтея и Дицгена, Богданова. «Эксперимент — основа естественных наук, но он дает ответ только на вопрос, что происходит, и не может объяснить, как происходит, и, главное, почему происходит».
В 1984 году вышел в свет сборник под названием «Принципы материалистической диалектики как теории познания», и один из авторов сборника, кандидат философских наук А.Г.Новохатько, написал такие слова: «Научное познание вносит в систему воспринимаемых фактов то, чего в фактах восприятия нет». Материалист Новохатько согласился с тем, что говорили идеалисты по поводу недостаточного характера информации, приходящей в ум от органов чувств.
В 2005 году доктор философских наук Л.А.Микешина издала книгу «Философия науки. Современная эпистемология», в которой указывается, что в ощущениях чего-то не хватает — «Включение в содержание представления того, что отсутствует в воздействии непосредственных раздражителей, возможно в том случае, если субъект располагает системой устоявшихся, социально апробированных когнитивных структур».
Похожую точку зрения высказала доктор философских наук Татьяна Геннадьевна Лешкевич: «Теоретическое мышление нельзя свести к суммированию эмпирически данного материала. Получается, что теория вырастает не из эмпирии, но как бы рядом с ней». Теоретическое мышление содержит в себе нечто домысленное, чего нет в показаниях органов чувств. Размеры Вселенной не даны человеку в ощущениях, а выявляются мыслительной работой мозга.
«Никакая теория не получается путем эмпирического обобщения фактов»(кандидат философских наук О. Н. Мареев, соавтор сборника «Принципы материалистической диалектики как теории познания», 1984 год). Мареев имеет в виду, что в эмпирическом обобщении имеется недостаточность информации, и недостающая информация извлекается теоретическим мышлением из самого себя, и извлеченное из самого себя мышлением не содержится в эмпирическом обобщении фактов, и в этом смысле извлеченное из самого себя мышлением «не получается» из эмпирического обобщения фактов.
В книге «Гносеологические и логические основы науки», 1974 год, Павел Васильевич Копнин написал: «Опыт не формирует содержание понятий науки». При этом подразумевается, что опытные данные содержат недостаточную информацию об окружающем мире, и в связи с этим теоретическое мышление вынуждено из самого себя (не из опыта) извлекать информацию об окружающем мире. Теоретическое мышление содержит в себе то, чего нет в эмпирическом материале. И наоборот — в эмпирическом материале нет того, что есть в теоретическом мышлении. По этой причине, недостаточность эмпирического материала не позволяет эмпирическому материалу формировать содержание теоретического знания. Не эмпирический материал формирует теоретические понятия науки, а мышление (независимо от ощущений, опыта) формирует теоретические понятия науки, и практический критерий истинности проверяет правильность или неправильность понятий.
Понятие формируется независимо от чувственного, и при этом понятие должно содержать в себе условия существования чувственного, чтобы выведенное из понятия чувственное сопоставить с действительностью через использование практического критерия истинности.
Диалектико-материалистическое понимание истории, как указывал Фридрих Энгельс в книге «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии», «наносит философии смертельный удар в области истории точно так же, как диалектическое понимание природы делает ненужной и невозможной всякую натурфилософию. Теперь задача в той и в другой области заключается не в том, чтобы придумывать связи из головы, а в том, чтобы открывать их в самих фактах», «Подобно натурфилософии, философия истории, права, религии и т. д. состояла в том, что место действительной связи, которую следует обнаруживать в событиях, занимала связь, измышленная философами»(Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 21, с. 316, 371).
Энгельс негативно относился к придумыванию, измышлению связей из головы. В этом вопросе Энгельс совершил ошибку. Люди не способны с помощью органов чувств открыть внутри фактов причинно-следственные связи, поскольку наличествующие органы чувств не приспособлены к такой работе. Объективные причинно-следственные связи воздействует на органы чувств, но органы чувств, подобно решету в воде, не могут зачерпнуть причинно-следственную связь из внешнего мира. Эмпирическое обобщение фактов не в состоянии подсказать естествоиспытателям, что нужно сделать, чтобы произошло раскрытие причинно-следственных связей в фактах. Поэтому нужно обратиться к придумыванию, измышлению, чтобы раскрыть причину.
Если в мышлении есть то, чего нет в ощущениях, то недостающее является не извлеченным из природы при помощи органов чувств, а извлеченным мышлением из самого себя. Этот вывод многие философы воспринимали как ужасающий вывод (поскольку такой вывод намекал на существовании, кроме природы и человеческих органов чувств, какого-то третьего фактора, который способен вложить знания в головы людей, и люди припоминают вложенные знания), и для предотвращения этого вывода был придуман принцип «Нет того в мышлении, чего ранее не было бы в ощущениях». Указанный принцип создавался с целью его использования в идеологической борьбе против философии Рене Декарта, в которой присутствовал неприемлемый для многих философов третий фактор.
Если в мышлении есть то, чего нет в ощущениях, то недостающее является не извлеченным из природы при помощи органов чувств, а извлеченным мышлением из самого себя. Этот вывод многие философы воспринимали как ужасающий вывод. В.И.Ленин подтвердил ужасность вывода «мышление дает нечто такое, чего нет в ощущении» на странице 177 книги «Материализм и эмпириокритицизм».
kkamliv вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.04.2017, 15:53 Вверх   #27
kkamliv
Близкий(ая) родственник(ца)
 
Сообщения: 111
Репутация: 10
Пол: Мужской
По умолчанию

Фейербах, Дицген, Герцен и многие другие философы (в том числе упомянутые выше) дали положительный ответ на традиционный философский вопрос: «Есть ли в мышлении что-то, чего нет в ощущениях?»
Человек узнает об объективном двумя способами. Первый способ состоит в том, что на органы чувств воздействуют материальные объекты внешнего мира (природа дает знание о себе, природа дает природные законы человеку). Второй способ состоит в том, что человек мысленно представляет себе то, что противоречит показаниям органов чувств или о чем молчат органы чувств (человек дает природе то, что природа не дала человеку через органы чувств или что исказили органы чувств); впоследствии при помощи практического критерия истинности проверяется правильность или ошибочность мысленного представления. При использовании второго способа, объективное вышелушивается из субъективного. Многие философы выступают против того, чтобы естествоиспытатели брали субъективное как первичное и из него вышелушивали объективное как вторичное, и такое выступление имеет своим логическим следствием отказ некоторых естествоиспытателей пользоваться вторым способом.
Если нет того в мышлении, чего ранее не было бы в ощущениях, то тогда молчание органов чувств относительно некоторых природных явлений должно повлечь молчание мышления. Мышление прекращает свою работу там, где молчат органы чувств. «Если необходимо извлечь все возможное из наблюдения, то не следует пользоваться ничем, кроме него, и остановиться там, где оно нас покидает»(Клод Гельвеций).
Но если встать на позиции кантианской философии, создавать в голове представление о ненаблюдаемом, то можно не останавливаться там, где наблюдение нас покидает. Мышление способно продолжить свою мыслительную работу там, где молчат органы чувств. Мышление из самого себя выводит образ, когда образ не выводится из молчащих органов чувств. Молчание органов чувств, не воспринимающих магнитные линии, не помешало Гильберту создать мысленное представление о магнитных линиях, опоясывающих Земной шар и влияющих на стрелку компаса.
Происходят изменения в теориях, описывающих глубинные причины окружающих природных явлений, и этот вопрос, как написал В.И.Ленин на странице 131, махисты непозволительным образом связывают с гносеологическим вопросом об источниках наших знаний. Что непозволительное сделали махисты? Махисты сказали: не надо останавливаться там, где нас покидает наблюдение, осуществляемое при помощи органов чувств; мы способны использовать такой источник знания, как создание в голове умственными усилиями представления о том, что не наблюдается; мы способны из своего ума почерпнуть знание об окружающем мире (такое знание является сомнительным, форма знания совершенно различна от форм действительности, попытки выйти за пределы опыта приводят на деле к противоречивым образам, все элементы которых брались все-таки из опыта, и образы в обязательном порядке подлежат проверке); Энгельс запрещал измышлять связи из головы, но Энгельс не является для нас авторитетом; мы знаем многих естествоиспытателей, которые измышляли связи из головы и в силу этого становились знаменитыми учеными.


Фридрих Энгельс требовал, чтобы знание о причинно-следственных связях почерпывалось из фактов. (Но что делать, если органы чувств молчат о фактах?) Требование Энгельса подразумевает, что нужно брать за основу следствие, именуемое фактом, и устанавливать причину, приводящую к следствию-факту. Однако изредка людям не известно следствие-факт, и обнаружение следствия-факта происходит одновременно с установлением причины. Возьмем для примера вора, пытающегося вскрыть замок посредством подбора ключа из связки ключей. Вору не известен внутренний механизм замка, и вор старается найти один подходящий ключ из многих ключей, находящихся на связке. Если вору удалось случайным образом подобрать ключ, то одновременно происходят два события: вору становится известным внутреннее устройства замка, и ему становится известным ключ, соответствующий устройству замка. Вор производил гносеологические операции в условиях неизвестности многих объективных факторов, условно говоря, в условиях неизвестности ни следствия, ни причины.
Вор вытаскивает из замочной скважины очередной ключ, не подошедший к замку, и внимательно осматривает ключ. Сведения, полученные при осмотре ключа (и также при осмотре внешних особенностей замка), не смогут подсказать вору форму ключа, который наверняка откроет замок. По-энгельсовски считать, что из таких фактов, как особенности неподошедшего ключа, и внешние особенности замка, можно почерпнуть знание о форме ключа, который подойдет к замку — явно неразумно.
Форма ключа, подбором которого вору удалось открыть замок, не производна от конструкции замка, хотя соответствует замку. Форма подошедшего ключа не производна от конструкции замка, поскольку вору неизвестна (в начале подбора ключей) конструкция замка, и из неизвестной конструкции вор не может посредством мышления (или ощущений) установить наиболее подходящую форму ключа.
Фридрих Энгельс требовал — знание о фактах должны быть производно от фактов. Поскольку форма подобранного ключа, и знание об этой форме, не производны от фактической конструкции замка, то требование Энгельса невозможно распространить на гносеологические операции вора.
Перед вором, подбирающим ключ к замку, стоит философская задача: найти ключ, соответствующий внутренней конструкции замка, но чтобы при этом ключ не был производен от конструкции замка (не должно быть причинно-следственной связи между внутренней конструкцией замка и ключом).
Следствие производно от причины, но причина не производна от следствия. Познание причины начинается с исследования следствия (которое действительно), и, поскольку причина не производна от следствия, процесс познания причины не должен производен от следствия (которое действительно). Целью познания является выявление причины, соответствующей действительности, и при этом причина не должна быть производной от действительности. Отсутствие производности познания от действительности приводит к анархичности, антиномичности, произвольности познания.
Причина должна получить логическое обоснование. Причина не производна от следствия, воспринимаемого органами чувств. Поэтому логическое обоснование причины не должно быть производно от воспринимаемой действительности, хотя к логическому обоснованию причины предъявляется требование быть соответствующим действительности.
В 1920-е годы во многих странах использовались установки для преобразования газообразного воздуха в жидкий кислород, жидкий азот, жидкий углекислый газ, и т.п. Коэффициент полезного действия поршневых ожижителей воздуха был крайне низким, в 6-7 раз меньше предписываемого теорией. Джон Уильям Стратт, известный также как Рейли, разработал схему ожижителя воздуха роторного (турбинного) типа, обещавшего высокий кпд. В 1930 году в Германии построен первый в истории турбинный ожижитель воздуха, в соответствии с замыслом Рейли. Петр Леонидович Капица изучил работу этого ожижителя, и измерил коэффициент полезного действия, оказавшегося равным 0,6. Конструкция немецкого ожижителя не учитывает, сделал вывод Капица, что свойства сжатого газообразного воздуха ближе к свойствам жидкости, чем к свойствам газа, и этим обусловлен недостаточно высокий кпд немецкого ожижителя. Для достижения более высокого коэффициента полезного действия, конструкция ожижителя должна представлять собой компромисс между водяной и паровой турбиной. За два года, с 1936 по 1938 годы, под руководством П.Л.Капицы построен экспериментальный ожижитель, ротор которого значительно отличался от ротора немецкого ожижителя. За счет более оптимальной формы ротора коэффициент полезного действия возрос до 0,8. В 1943 году в подмосковной Балашихе запущена промышленная турбокислородная установка, снабжавшая кислородом металлургический комбинат.
С 1936 года по 1938 год в лаборатории Капицы были изготовлены полсотни экспериментальных образцов, и почти все из них имели низкий коэффициент полезного действия. Перед началом исследовательско-конструкторской работы Капица не знал в точности, насколько свойства сжатого газа близки к свойствам жидкости, и это выяснялось методом проб и ошибок, то есть созданием роторов различной формы и практической проверки работоспособности образцов ожижителя. Подавляющее большинство созданных и испытанных образцов были неудачными и не обеспечивали требуемый коэффициент полезного действия. Исследуя неудачные образцы при помощи органов чувств и научных приборов, Капица познавал наличие у них низкого кпд. Но показания органов чувств не могли сообщить Капице о том, какие изменения необходимо внести в чертежи, чтобы образец имел высокий кпд, чтобы образец имел правильную конструкцию. Органы чувств Капицы не обладали способностью выводить из внешнего мира, из восприятия неудачного ротора, представление о том, какую форму должен иметь удачный ротор. Представление о том, какие конкретные изменения нужно внести в чертежи, чтобы увеличить кпд, не почерпывались Капицей из конкретных наблюдаемых фактов, а почерпывались из недр разума (и почерпнутое подвергалось практической проверке). Первые образцы ожижителя имели неудачную конструкцию, и это проявлялось в низком кпд; Капица обнаруживал проявления в виде низкого кпд, но не обнаруживал с помощью органов чувств причину – конкретный дефект в конструкции образца, не позволяющий добиться высокого кпд. В действиях Капицы проявлялся принцип, сформулированный идеалистами Юмом, Авенариусом, Пирсоном, Шульце, Дильтеем, Дицгеном, Богдановым — в результатах экспериментальных запусков образцов роторного ожижителя Капица не видел причину (конкретный дефект), и поэтому причина фантазировалась мышлением. Проявление дефекта не подсказывало Капице сущность дефекта. Капица понимал, что причина неудач состоит в том, что он обладает не полной информацией о происходящем внутри роторного компрессора. И недостаток информации восполнялся действиями наугад на основании фантазий. Капица замечал кукиш, который ему показывало неизвестное. Капица отвечал на кукиш тем, что наугад вносил изменения в чертежи. Почти все вносимые в чертежи изменения оказались ошибочными. Органы чувств и мышление Капицы были оторваны от причин, вызывающих низкий кпд, и поэтому Капица совершил множество ошибок при разработке чертежей, по которым создавались образцы роторного ожижителя воздуха. После того, как были исчерпаны все ошибки, Капица создал неошибочный чертеж. В исследовательской работе Капицы проявился один из законов Мерфи: сначала человек исчерпает все возможные глупости, и только после этого у него получается что-то толковое.

Добавлено через 38 секунд

После изготовления работоспособного образца ожижителя воздуха с высоким кпд стало очевидным, что чертеж соответствует свойствам сжатого воздуха, и на основании последнего чертежа были определены свойства воздуха. Петр Леонидович Капица не приспосабливал конструкцию ожижителя к свойствам сжатого воздуха, так как в ходе конструирования Капице не были известны свойства сжатого воздуха. По причине неизвестности, представления Капицы об изменениях, которые необходимо внести в чертежи, не были производны от объективных свойств сжатого воздуха. Не были производны, но изменения в последнем чертеже соответствовали свойствам сжатого воздуха.
Своей работой по созданию турбокислородной установки (ожижителя воздуха турбинного типа) П.Л.Капица опроверг постулат материалистической философии, согласно которому представления формируются деятельностью органов чувств при воздействии на органы чувств внешних вещей. Этот же постулат опровергали Юм, Авенариус, Пирсон, Шульце, Дильтей, Дицген, Богданов.
Форма ключа, подобранного вором, не выводится из формы замка, но соответствует форме замка. Энгельс требовал, чтобы знание выводилось из фактов, и в этом Энгельс видел гарантию соответствия между формой фактов и формой знания. Капица отказался следовать по генеральной линии, указанной Энгельсом; Капица не выводил знание из фактов, и в таких условиях Капица смог обеспечить соответствие между формой фактов и формой знаний.
Фридрих Энгельс требовал черпать знания прямым путем, из объективной реальности. В книге «Анти-Дюринг» Фридрих Энгельс написал о Евгении Дюринге: «Речь идет у него о принципах, выведенных из мышления, а не из внешнего мира, о формальных принципах, которые должны применяться к природе... Но откуда берет мышление эти принципы? Из самого себя? Нет, ибо сам г-н Дюринг говорит: область чисто идеального ограничивается логическими схемами и математическими формами (последнее, как мы увидим, вдобавок неверно). Но ведь логические схемы могут относиться только к формам мышления, здесь же речь идет именно о формах бытия, о формах внешнего мира, а эти формы мышление никогда не может черпать и выводить из самого себя, а только из внешнего мира»(Фридрих Энгельс, «Анти-Дюринг», Сочинения, т. 20. с. 33-34).
П.Л.Капица проводил эксперименты над многими образцами ожижителя воздуха, но экспериментальные факты не показывали Капице состояние внешнего мира, не показывали свойства сжатого воздуха. По причине непоказывания, Капица не смог создать в своей голове представление о такой части внешнего мира, как свойства сжатого воздуха (хотя мог создать представление о низком кпд). Капица был не в силах проводить исследования согласно требованиям Энгельса, т.к. требования Энгельса содержали в себе ошибку. Энгельс ошибался насчет тесной связи экспериментальных фактов и внешнего мира; исследование фактических данных не приводит к знанию внешнего мира — исследование экспериментальных фактов не привело Капицу к знанию того, какими свойствами обладает сжатый воздух, какие изменения необходимо внести в чертежи ожижителя воздуха для увеличения кпд. Капица не мог воспользоваться внешним миром (в тот момент времени, когда внешний мир был неизвестен Капице), чтобы из него прямым путем вывести необходимые изменения в чертежах, и поэтому Капица выбрал более легкий обходной путь, а именно, воспользовался собственными фантазиями, чтобы из субъективных фантазий вывести сведения о необходимых изменениях в чертежах.
«Подобно натурфилософии, философия истории, права, религии и т. д. состояла в том, что место действительной связи, которую следует обнаруживать в событиях, занимала связь, измышленная философами»(Фридрих Энгельс, «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии», Соч. 2-е изд., т. 21, с.371).
Капица попытался обнаружить в событиях действительную причину низкого кпд, но эти попытки окончились безрезультатно. Чтобы добиться положительного результата, Капица был вынужден измышлять, и измышления вносить в чертежи. Попытки Капицы действовать в соответствии с написанным Энгельсом привели к неудаче, но когда Капица вступил в противоречие с Энгельсом, то Капица достиг поставленной цели.
Когда факты указывают на ошибочность теории, изображающей внешний мир, то показания органов чувств в ходе обозревания фактов, указавших на ошибочность, не способны сообщить о том, каково должно быть содержание правильной теории. Поэтому обозрение фактов не играет роли при построении и совершенствовании теории.
По этому поводу советский философ С.Суворов написал, что сложные и непосредственно невоспринимаемые процессы находят свое отражение в крайне абстрактных понятиях; это породило среди некоторых ученых взгляды, будто теория сама по себе, без опоры на эксперимент, в состоянии развивать познание. Особенно упорно в таких словесах упражнялся философ Иоганн Фихте.
Эксперименты показывали Капице ошибочные направления в познании, и при этом эксперименты не показывали правильное направление. Похоже, Фихте был прав, поскольку опираться на эксперименты бессмысленно, т.к. эксперименты не показывают правильное направление развития знаний.


В книге «Анти-Дюринг» Фридрих Энгельс написал: «…мы выводим схемы мира не из головы, а лишь посредством головы из действительного мира…»
Действительный мир (конкретнее, свойства сжатого воздуха) был неизвестен Капице, и поэтому Капица не мог знание о вносимых в чертежи изменениях выводить из действительного мира. Капица не смог вывести из действительного мира знание о том, каков конкретный дефект образца ожижителя воздуха и каким изменением в чертежах устраняется дефект.
В.И.Ленин в параграфе «С какой стороны подходил Н.Г.Чернышевский к критике кантианства?» указал, что характерной чертой кантианства является «неумение вывести наше знание из объективного источника»(с.382). Капица не видел перед собой объективного источника, из которого можно было бы вывести знание об изменениях, вносимых в чертежи, чтобы увеличить коэффициент полезного действия ожижителя воздуха. По причине неумения использовать объективный источник для выведения знания, кантианец Капица выводил знание из субъективного источника, из собственного мышления. Объективно существующий дефект в конструкции первых образцов ожижителя воздуха не отразился в сознании Капицы (в тот момент времени, когда дефект имел проявление в виде наблюдаемом низком кпд). Неизвестное (конструктивный дефект ротора) есть субстрат известного (низкий кпд).
Философы-материалисты требуют от естествоиспытателей, чтобы они создавали теории, соответствующие действительности. Но ученые не знают, какова действительность, и по этой причине ученые не могут создаваемые теории согласовать с неизвестным им действительным миром. Поэтому создаваемые теории имеют произвольный характер. Произвольность доказана тем, что Капице пришлось наугад создать полсотни неудачных образцов ожижителей воздуха
kkamliv вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.04.2017, 15:54 Вверх   #28
kkamliv
Близкий(ая) родственник(ца)
 
Сообщения: 111
Репутация: 10
Пол: Мужской
По умолчанию

Глава 9. Человек навешивает ярлыки на природу. Принципиальная координация. Гегель и Ленин о «полагании». Тенденциозность и пристрастность среди ученых. Врач дает болезнь пациенту.


В.И.Ленин: «…Гельмгольц пишет несколько ниже: «Я думаю, следовательно, что не имеет никакого смысла говорить об истинности наших представлений иначе, как в смысле практической истины. Представления, которые мы себе составляем о вещах, не могут быть ничем, кроме символов, обозначений для объектов, каковыми обозначениями мы научаемся пользоваться для регулирования наших движений и наших действий…мы оказываемся в состоянии, при их помощи, направлять наши действия так, чтобы получать желаемый результат»... Это неверно: Гельмгольц катится здесь к субъективизму, к отрицанию объективной реальности и объективной истины»(«Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.245).
Рене Декарт создал представление о морских приливах и отливах, и согласно этому представлению, причиной приливов является отталкивание от Луны земной атмосферы. Такое представление Гельмгольц назвал символическим представлением. Ленин назвал Гельмгольца преувеличивающим субъективное и преуменьшающим объективное.
«…была построена первая паровая машина, первый прибор для превращения теплоты в действительно полезное механическое движение. Паровая машина была первым действительно интернациональным открытием, и факт этот в свою очередь свидетельствует об огромном историческом прогрессе. Паровую машину изобрел француз Папин, но в Германии. Немец Лейбниц, рассыпая вокруг себя, как всегда, гениальные идеи без заботы о том, припишут ли заслугу этого ему или другим, подсказал ему основную идею этой машины — применение цилиндра и поршня. Вскоре после этого англичане Сэвери и Ньюкомен придумали подобные же машины; их земляк Уатт, введя отдельный конденсатор, придал паровой машине в принципе ее современный вид. Круговорот открытий в этой области закончился: удалось достигнуть превращения теплоты в механическое движение. Итак, практика по-своему решила вопрос об отношениях между механическим движением и теплотой. Она сперва превратила первое во вторую, а затем вторую в первое. Но какова была при этом роль теории? Физики этим почти не интересовались; с таким же равнодушием относились они в течение всего XVIII в. и первых десятилетий XIX в. к паровой машине. В большинстве случаев они ограничивались простым регистрированием фактов. Наконец в двадцатых годах француз Карно заинтересовался этим вопросом и разработал его очень искусным образом, так что вычисления его сохранили свое значение и до нынешнего дня. Он добрался почти до сути дела; окончательно решить вопрос ему помешало не отсутствие фактического материала, а предвзятая ложная теория…» (Фридрих Энгельс, «Диалектика природы»).
Ложная теория застила глаза Сади Карно, и он не увидел то, что существует на самом деле.
Издавна люди наблюдали за различными тепловыми явлениями, например, нагреванием воды в котелке, находящемся над костром, или нагревом камня, освещаемого яркими солнечными лучами. Природа дала людям сведения о нагревании, а люди дали природе закон о нахождении в природе теплорода, перетекающего от одного предмета к другому и вызывающему нагревание. На процессы нагревания навешен ярлык, на котором имелась запись о важнейшей роли теплорода в нагревании, и ярлык сделал понятным процесс нагревания. В 1824 году Сади Карно использовал этот ярлык при объяснении процессов внутри парового двигателя (т.е. расширил теоретические знания в области тепловых процессов), и ярлык помог внести значительные технические усовершенствования в конструкцию парового двигателя.
Ярлык, содержащий описание нереальных свойств несуществующего теплорода, направлял действия Сади Карно, и ярлык помог в достижении желаемого — более глубокого познания принципов работы парового двигателя и улучшения технико-эксплуатационных характеристик двигателя. Вычисления, сделанные Карно, имели большое значение и с успехом пользуются в настоящее время, хотя объектом вычислений был несуществующий ложный теплород, — так сказал основоположник марксизма. Фридрих Энгельс вместе Германом Гельмгольцем полагали, что не имеет никакого смысла говорить об истинности теплорода, но теплородные вычисления имеют смысл практической истины; представления, которые Карно, его многочисленные предшественники и последователи, составляли о теплороде, не могут быть ничем, кроме абстрактных символов, обозначающих домысленное, каковыми Карно и многие другие пользовались для регулирования своих действий во взаимоотношениях с окружающим миром, часто получая желаемый результат. Энгельс вместе с Гельмгольцем катятся к субъективизму, к отрицанию объективной реальности (катятся к субъективизму, с позиции ленинского мировоззрения).
«Французский математик Анри Пуанкаре, — читаем у кантианца Филиппа Франка, — защищает ту точку зрения, что многие наиболее общие положения теоретического естествознания, относительно которых зачастую трудно сказать, эмпирического они происхождения или априорного, в действительности не принадлежат ни к тем, ни к другим, будучи чисто условными посылками, зависящими от человеческого усмотрения»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.170-171).
Разве взгляды Энгельса и Пуанкаре не имеют сходства? И Энгельс, и Пуанкаре, и Гельмгольц считали, что закон науки о наличии в природе теплорода суть условность, созданная для удобства объяснения тепловых процессов. Энгельс наверняка полагал, что теплород со свойствами, приписанными к нему, не встречается в природе, да и не может встретиться, так как именно человеческие субъективные качества определяют форму теплорода.
Теплород — это условная посылка, зависящая от человеческого усмотрения (истолкования). Теоретическое положение, высказанное Колумбом, о достижении им островов, расположенных рядом с Индией, было условной посылкой, зависящей от человеческого истолкования. Галилей и Декарт занимались теоретическим естествознанием, разработали концепции о причинах морских приливов и отливов, и эти концепции были условными посылками, зависящими от человеческого истолкования. Можно привести сотни примеров, доказывающих правильность точки зрения Пуанкаре и Гельмгольца.
Таяние снега, смешанного с солью, сторонники теплородной теории объясняли тем, что теплород выходит из воды и входит в снег, который от этого нагревается и тает. В зимний день, когда температура воздуха приравнивалась 7 градусов мороза по шведской шкале Андерса Цельсия, Михайло Ломоносов вышел во двор, набрал в чугунок снега, взял оставленный вечор во дворе туесок с солью, занес экспериментальные образцы в сарай, нагретый до температуры минус 4 градуса, и дождался, когда произойдет возвышение температуры соли в туеске и снега в чугунке до минус 4 градуса. Ломоносов принес из дома воды с температурой плюс 1 градус, влил немножко воды в чугунок со снегом температурой минус 4 градуса, натрусил соли с такой же температурой, рьяно поколовратил и воткнул в смесь термометр. Термометр показал минус три градуса. Чугунок со смесью и термометром Михайло Ломоносов вынес во двор и принялся бдеть. Он узрел, что ртуть в термометре поползла вниз, и что снег стал таять. Снег превратился в соленую воду с температурой минус семь градусов. Ломоносов сделал вывод: черти-профессора с Запада зело перепутали и сочинили сказку о возвышении температуры снега при добавлении соли, которая способствует переходу теплорода из воды в снег, и нагревшийся от теплорода снег тает; однако в сущем температура снега и соли понижается, что доказывает отсутствие теплорода в натуре. Михайло Ломоносов превратил теплород в произвольный призрак и признал теплородную теорию не образом реальных тепловых процессов. Ломоносов обнаружил, что создатели теории о теплороде вложили знание о тепловых процессах в формы, совершенно различные от форм действительного существования тепловых процессов.
Давно было известно, что при трении тел их температура повышается. Теория, рассматривавшая теплоту как теплородную субстанцию, объясняла этот факт многочисленными природными эффектами, в том числе повышением теплоемкости при трении. В 1798 году Вениамин Томсон довел до кипения большое количество воды, на заводе по производству пушек, посредством вращения тупого сверла в канале ствола изготовляемой пушки; измерения теплоемкости (теплоемкости воды, сверла, пушки, стружки) показали, что требуемого теорией «субстанциональности теплоты» изменение теплоемкости металла и воды не обнаружено. Объем теплоты, нагревающий воду в процессе сверления, многократно превосходил объем теплоты, теоретически содержащейся в сверле и в заготовке до начала сверления, и это означало, что вода нагревается вовсе не из-за того, что в воду переходит тепло из сверла и заготовки. Также были выявлены иные противоречия между объяснением возникновения тепла при трении, предлагаемой теплородной теорией, и действительным положением дел.
В природе нет теплорода, и ярлык, описывающий свойства теплорода, был фальшивым, символическим, произвольным ярлыком. Тем не менее, фальшивый ярлык помог Сади Карно усовершенствовать конструкцию парового двигателя. Таким образом, Герман Гельмгольц был прав, когда написал, что символические (т.е. ошибочные, субъективистические, произвольные) представления способны содействовать достижению желаемых результатов и способны правильно направлять человеческие действия. (Обсуждение вопроса о правильных последствиях ложного, продолжается в 21-й и 22-й главе.)
«Отображение не может существовать без отображаемого, отображаемое существует независимо от отображающего»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.66).
Внутри черепной коробки Сади Карно отобразился теплород, и по ленинскому материалистическому мировоззрению получается, что теплород существует, и существует независимо от Сади Карно. Ломоносов отрицал то, на чем настаивал Ленин, и поэтому Ломоносов должен считаться антиматериалистом и антиленинцем.
«Новое течение в физике видит в теории только символы, знаки, отметки для практики, т. е. отрицает существование объективной реальности, независимой от нашего сознания и отражаемой им» (В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.271).
Внутри черепной коробки Сади Карно отобразился теплород, и Карно считал теплород объективной реальностью, независимой от сознания. Отрицали ли Ломоносов, Томсон, Энгельс существование объективной реальности в виде теплорода? Да, отрицали. С Ломоносова, Томсона, Энгельса началось новое течение в физике, решительно раскритикованное Лениным, которое видело в теплородной теории только символы, условные знаки.
В истории науки зафиксировано множество конфликтов между людьми по вопросам мироустройства, и эти конфликты вызваны тем, что люди навешивали различные ярлыки (в том числе ярлыки с ошибками) на одно и то же природное явление. Ломоносов выявил, что ярлык с записью о свойствах теплорода содержал грубые ошибки. Целью конфликта, созданного Ломоносовым вокруг теплорода, было устранение ошибок с ярлыка.
Человеческое мышление делает записи на ярлыках и навешивает ярлыки на окружающие предметы; иногда внутренняя сущность предметов противоречит написанному на ярлыках, и тогда написанное осознается как ложно-искаженное внешнее проявление сущности, вследствие чего написанное на ярлыках устраняется и заменяется новыми надписями. Люди пользуются вещами в соответствии с записями на ярлыках, покуда не обнаруживается ложность записей. Ложность записей на ярлыках обнаруживается быстрее, если осознается наличие ярлыков, если осознаются записи на ярлыках как искаженное проявление объективного содержания действительных вещей.
Поведение людей в процессе использования предметов крайне незначительно зависит от реального содержания предметов, и в основном определяется записями на ярлыках. Можно сказать, что окружающие предметы имеют двухслойный характер — наружным слоем является ярлык, наклеенный людьми, а под ярлыком находится реальная сущность предмета. Сущность загорожена ярлыком, и поэтому сущность малозаметна.
А.И.Герцен обратил внимание на двухслойный характер познаваемого (истинное, обросшее слоями ошибочного): «В основе заблуждения лежит что-нибудь истинное, обросшее слоями ошибочного понимания; правда мало-помалу улетучивается, между прочим потому, что выражена в форме, несвойственной ей; а веками скопившаяся ложь, седая от старости, переходит из рода в род. Баратынский превосходно назвал предрассудок обломком древней правды. Эти обломки составляют начало для противоречий; по другую сторону их — протест разума. Развалины эти поддерживаются привычкой, ленью, робостью и, наконец, младенчеством мысли, не умеющей быть последовательной и уже развращенной принятием в себя разных понятий без корня, принятых на честное слово. Это совершенно противно духу мышления, но зато оно очень легко: вместо труда и пота — орган слуха»(«Капризы и раздумья»).
Человеческая деятельность, заключающаяся в использовании предметов окружающего мира, имеет два регулятора: 1) конкретное, обнаруженное при помощи чувств или измерительных приборов, 2) не обнаруживаемое органами чувств или измерительными научными приборами, но домысливаемое (для понимания и запоминания) при помощи абстракции, и мысленно вложенное туда, где расположено обнаруженное органами чувств. На домысленное воздействуют «призраки» Бэкона, и возникает искаженное проявление (которое можно назвать фантастическим иероглифом). Предмет-проявление состоит из чувственных восприятий и домысленного. Предмет-проявление осознается как противоречащий действительному предмету, и ставится задача перехода от искаженного проявления к действительному. Человек имеет дело с четырьмя образованиями: действительный предмет, чувственно-воспринимаемое, домысленное к чувственно-воспринимаемому, догадка о том, что домысленное является произвольным и ошибочным, вследствии чего создается еще одно домысленное, которому приписывается отсутствие произвольности и тождественность действительному предмету. И первое домысленное, и второе домысленное оказывают влияние на поведение людей, и обеспечивают достижение желаемой цели.
Про домысленное можно сказать так: перед реальностью находится театральная декорация, нарисованная одаренным художником, и театральная декорация заслоняет собой реальность; люди видят театральную декорацию и не видят реальность. Можно попытаться увидеть реальность, но для этого прежде всего нужно убедить самого себя в том, что искусная декорация есть декорация, а вовсе не реальность.
Шаблоны спекуляции, как стена, загораживают от нас вид вдаль (с.92). Два слоя — реальное, которое загорожено, и бросающиеся в глаза обманчивые шаблоны спекуляции.
«Этикетка системы взглядов отличает¬ся от этикетки других товаров тем, что она обманывает не только покупателя, но часто и продавца»(К. Маркс, «Капитал», глава 19, Соч., т.24, с.405).


Сади Карно дал характеристику состоянию науки, предшествующего его практическим и теоретическими исследованиям. В книге «Размышления о движущей силе огня и о машинах, способных развивать эту силу» он написал следующее. Обнаружению закона мешало именно то, что взгляд исследователей на возможность извлекать движение из тепла был уж очень узким. Ученые присматривались к этой возможности, но лишь с точки зрения тех принципов, которые проявлялись в паровых машинах, а проявлялись они здесь в искаженной форме. Мысль топталась на месте. Чтобы вывести ее на простор, нужен был решительный поворот, взгляд с иной позиции. Чтобы понять основы процесса, писал Карно, надо взять процесс независимо от какого-либо определенного механизма и от любого конкретного вида тепловой энергии. Значит, и рассуждение надо провести не по поводу конкретных паровых машин, а, так сказать, вообще, то есть по отношению ко всех мысленно представимых тепловых машин, «каково бы ни было рабочее вещество и каким бы образом на него ни производилось действие». Надо совершить парадоксальный шаг и размышлять над тем, что никто никогда не видел.
В известных паровых машинах применялось хорошо известное рабочее тело — вода и водяной пар. Сади Карно проводил мысленные эксперименты, в которых мысленно использовал вместо водяного пара кислород, азот, спирт в парообразном состоянии, бензин в парообразном состоянии, масло в парообразном состоянии, ртуть в парообразном состоянии, парообразный эфир, применяемый в медицине. Включая в мышление известные свойства кислорода, азота, спирта, бензина, масла, ртути, эфира, и представляя эти свойства работающими внутри тепловой машины, Карно мысленно определил характеристики тепловой машины при вовлечении в ее работу всех известных парообразных веществ, и нашел обобщенные характеристики тепловой машины, не зависящие от любого парообразного вещества. Аналогичным образом в мысленном эксперименте были выявлены характеристики нагреваемого или охлаждаемого насоса, внутрь которого мысленно помещались различные газы и жидкости. В результате размышлений были выведены математические формулы, указывающие на важнейшие параметры тепловой машины, и эти гипотетические формулы были проверены на практике с использованием водяного пара.
kkamliv вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.04.2017, 15:56 Вверх   #29
kkamliv
Близкий(ая) родственник(ца)
 
Сообщения: 111
Репутация: 10
Пол: Мужской
По умолчанию

Глава 9. Человек навешивает ярлыки на природу. Принципиальная координация. Гегель и Ленин о «полагании». Тенденциозность и пристрастность среди ученых. Врач дает болезнь пациенту.


В.И.Ленин: «…Гельмгольц пишет несколько ниже: «Я думаю, следовательно, что не имеет никакого смысла говорить об истинности наших представлений иначе, как в смысле практической истины. Представления, которые мы себе составляем о вещах, не могут быть ничем, кроме символов, обозначений для объектов, каковыми обозначениями мы научаемся пользоваться для регулирования наших движений и наших действий…мы оказываемся в состоянии, при их помощи, направлять наши действия так, чтобы получать желаемый результат»... Это неверно: Гельмгольц катится здесь к субъективизму, к отрицанию объективной реальности и объективной истины»(«Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.245).
Рене Декарт создал представление о морских приливах и отливах, и согласно этому представлению, причиной приливов является отталкивание от Луны земной атмосферы. Такое представление Гельмгольц назвал символическим представлением. Ленин назвал Гельмгольца преувеличивающим субъективное и преуменьшающим объективное.
«…была построена первая паровая машина, первый прибор для превращения теплоты в действительно полезное механическое движение. Паровая машина была первым действительно интернациональным открытием, и факт этот в свою очередь свидетельствует об огромном историческом прогрессе. Паровую машину изобрел француз Папин, но в Германии. Немец Лейбниц, рассыпая вокруг себя, как всегда, гениальные идеи без заботы о том, припишут ли заслугу этого ему или другим, подсказал ему основную идею этой машины — применение цилиндра и поршня. Вскоре после этого англичане Сэвери и Ньюкомен придумали подобные же машины; их земляк Уатт, введя отдельный конденсатор, придал паровой машине в принципе ее современный вид. Круговорот открытий в этой области закончился: удалось достигнуть превращения теплоты в механическое движение. Итак, практика по-своему решила вопрос об отношениях между механическим движением и теплотой. Она сперва превратила первое во вторую, а затем вторую в первое. Но какова была при этом роль теории? Физики этим почти не интересовались; с таким же равнодушием относились они в течение всего XVIII в. и первых десятилетий XIX в. к паровой машине. В большинстве случаев они ограничивались простым регистрированием фактов. Наконец в двадцатых годах француз Карно заинтересовался этим вопросом и разработал его очень искусным образом, так что вычисления его сохранили свое значение и до нынешнего дня. Он добрался почти до сути дела; окончательно решить вопрос ему помешало не отсутствие фактического материала, а предвзятая ложная теория…» (Фридрих Энгельс, «Диалектика природы»).
Ложная теория застила глаза Сади Карно, и он не увидел то, что существует на самом деле.
Издавна люди наблюдали за различными тепловыми явлениями, например, нагреванием воды в котелке, находящемся над костром, или нагревом камня, освещаемого яркими солнечными лучами. Природа дала людям сведения о нагревании, а люди дали природе закон о нахождении в природе теплорода, перетекающего от одного предмета к другому и вызывающему нагревание. На процессы нагревания навешен ярлык, на котором имелась запись о важнейшей роли теплорода в нагревании, и ярлык сделал понятным процесс нагревания. В 1824 году Сади Карно использовал этот ярлык при объяснении процессов внутри парового двигателя (т.е. расширил теоретические знания в области тепловых процессов), и ярлык помог внести значительные технические усовершенствования в конструкцию парового двигателя.
Ярлык, содержащий описание нереальных свойств несуществующего теплорода, направлял действия Сади Карно, и ярлык помог в достижении желаемого — более глубокого познания принципов работы парового двигателя и улучшения технико-эксплуатационных характеристик двигателя. Вычисления, сделанные Карно, имели большое значение и с успехом пользуются в настоящее время, хотя объектом вычислений был несуществующий ложный теплород, — так сказал основоположник марксизма. Фридрих Энгельс вместе Германом Гельмгольцем полагали, что не имеет никакого смысла говорить об истинности теплорода, но теплородные вычисления имеют смысл практической истины; представления, которые Карно, его многочисленные предшественники и последователи, составляли о теплороде, не могут быть ничем, кроме абстрактных символов, обозначающих домысленное, каковыми Карно и многие другие пользовались для регулирования своих действий во взаимоотношениях с окружающим миром, часто получая желаемый результат. Энгельс вместе с Гельмгольцем катятся к субъективизму, к отрицанию объективной реальности (катятся к субъективизму, с позиции ленинского мировоззрения).
«Французский математик Анри Пуанкаре, — читаем у кантианца Филиппа Франка, — защищает ту точку зрения, что многие наиболее общие положения теоретического естествознания, относительно которых зачастую трудно сказать, эмпирического они происхождения или априорного, в действительности не принадлежат ни к тем, ни к другим, будучи чисто условными посылками, зависящими от человеческого усмотрения»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.170-171).
Разве взгляды Энгельса и Пуанкаре не имеют сходства? И Энгельс, и Пуанкаре, и Гельмгольц считали, что закон науки о наличии в природе теплорода суть условность, созданная для удобства объяснения тепловых процессов. Энгельс наверняка полагал, что теплород со свойствами, приписанными к нему, не встречается в природе, да и не может встретиться, так как именно человеческие субъективные качества определяют форму теплорода.
Теплород — это условная посылка, зависящая от человеческого усмотрения (истолкования). Теоретическое положение, высказанное Колумбом, о достижении им островов, расположенных рядом с Индией, было условной посылкой, зависящей от человеческого истолкования. Галилей и Декарт занимались теоретическим естествознанием, разработали концепции о причинах морских приливов и отливов, и эти концепции были условными посылками, зависящими от человеческого истолкования. Можно привести сотни примеров, доказывающих правильность точки зрения Пуанкаре и Гельмгольца.
Таяние снега, смешанного с солью, сторонники теплородной теории объясняли тем, что теплород выходит из воды и входит в снег, который от этого нагревается и тает. В зимний день, когда температура воздуха приравнивалась 7 градусов мороза по шведской шкале Андерса Цельсия, Михайло Ломоносов вышел во двор, набрал в чугунок снега, взял оставленный вечор во дворе туесок с солью, занес экспериментальные образцы в сарай, нагретый до температуры минус 4 градуса, и дождался, когда произойдет возвышение температуры соли в туеске и снега в чугунке до минус 4 градуса. Ломоносов принес из дома воды с температурой плюс 1 градус, влил немножко воды в чугунок со снегом температурой минус 4 градуса, натрусил соли с такой же температурой, рьяно поколовратил и воткнул в смесь термометр. Термометр показал минус три градуса. Чугунок со смесью и термометром Михайло Ломоносов вынес во двор и принялся бдеть. Он узрел, что ртуть в термометре поползла вниз, и что снег стал таять. Снег превратился в соленую воду с температурой минус семь градусов. Ломоносов сделал вывод: черти-профессора с Запада зело перепутали и сочинили сказку о возвышении температуры снега при добавлении соли, которая способствует переходу теплорода из воды в снег, и нагревшийся от теплорода снег тает; однако в сущем температура снега и соли понижается, что доказывает отсутствие теплорода в натуре. Михайло Ломоносов превратил теплород в произвольный призрак и признал теплородную теорию не образом реальных тепловых процессов. Ломоносов обнаружил, что создатели теории о теплороде вложили знание о тепловых процессах в формы, совершенно различные от форм действительного существования тепловых процессов.
Давно было известно, что при трении тел их температура повышается. Теория, рассматривавшая теплоту как теплородную субстанцию, объясняла этот факт многочисленными природными эффектами, в том числе повышением теплоемкости при трении. В 1798 году Вениамин Томсон довел до кипения большое количество воды, на заводе по производству пушек, посредством вращения тупого сверла в канале ствола изготовляемой пушки; измерения теплоемкости (теплоемкости воды, сверла, пушки, стружки) показали, что требуемого теорией «субстанциональности теплоты» изменение теплоемкости металла и воды не обнаружено. Объем теплоты, нагревающий воду в процессе сверления, многократно превосходил объем теплоты, теоретически содержащейся в сверле и в заготовке до начала сверления, и это означало, что вода нагревается вовсе не из-за того, что в воду переходит тепло из сверла и заготовки. Также были выявлены иные противоречия между объяснением возникновения тепла при трении, предлагаемой теплородной теорией, и действительным положением дел.
В природе нет теплорода, и ярлык, описывающий свойства теплорода, был фальшивым, символическим, произвольным ярлыком. Тем не менее, фальшивый ярлык помог Сади Карно усовершенствовать конструкцию парового двигателя. Таким образом, Герман Гельмгольц был прав, когда написал, что символические (т.е. ошибочные, субъективистические, произвольные) представления способны содействовать достижению желаемых результатов и способны правильно направлять человеческие действия. (Обсуждение вопроса о правильных последствиях ложного, продолжается в 21-й и 22-й главе.)
«Отображение не может существовать без отображаемого, отображаемое существует независимо от отображающего»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.66).
Внутри черепной коробки Сади Карно отобразился теплород, и по ленинскому материалистическому мировоззрению получается, что теплород существует, и существует независимо от Сади Карно. Ломоносов отрицал то, на чем настаивал Ленин, и поэтому Ломоносов должен считаться антиматериалистом и антиленинцем.
«Новое течение в физике видит в теории только символы, знаки, отметки для практики, т. е. отрицает существование объективной реальности, независимой от нашего сознания и отражаемой им» (В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.271).
Внутри черепной коробки Сади Карно отобразился теплород, и Карно считал теплород объективной реальностью, независимой от сознания. Отрицали ли Ломоносов, Томсон, Энгельс существование объективной реальности в виде теплорода? Да, отрицали. С Ломоносова, Томсона, Энгельса началось новое течение в физике, решительно раскритикованное Лениным, которое видело в теплородной теории только символы, условные знаки.
В истории науки зафиксировано множество конфликтов между людьми по вопросам мироустройства, и эти конфликты вызваны тем, что люди навешивали различные ярлыки (в том числе ярлыки с ошибками) на одно и то же природное явление. Ломоносов выявил, что ярлык с записью о свойствах теплорода содержал грубые ошибки. Целью конфликта, созданного Ломоносовым вокруг теплорода, было устранение ошибок с ярлыка.
Человеческое мышление делает записи на ярлыках и навешивает ярлыки на окружающие предметы; иногда внутренняя сущность предметов противоречит написанному на ярлыках, и тогда написанное осознается как ложно-искаженное внешнее проявление сущности, вследствие чего написанное на ярлыках устраняется и заменяется новыми надписями. Люди пользуются вещами в соответствии с записями на ярлыках, покуда не обнаруживается ложность записей. Ложность записей на ярлыках обнаруживается быстрее, если осознается наличие ярлыков, если осознаются записи на ярлыках как искаженное проявление объективного содержания действительных вещей.
Поведение людей в процессе использования предметов крайне незначительно зависит от реального содержания предметов, и в основном определяется записями на ярлыках. Можно сказать, что окружающие предметы имеют двухслойный характер — наружным слоем является ярлык, наклеенный людьми, а под ярлыком находится реальная сущность предмета. Сущность загорожена ярлыком, и поэтому сущность малозаметна.
А.И.Герцен обратил внимание на двухслойный характер познаваемого (истинное, обросшее слоями ошибочного): «В основе заблуждения лежит что-нибудь истинное, обросшее слоями ошибочного понимания; правда мало-помалу улетучивается, между прочим потому, что выражена в форме, несвойственной ей; а веками скопившаяся ложь, седая от старости, переходит из рода в род. Баратынский превосходно назвал предрассудок обломком древней правды. Эти обломки составляют начало для противоречий; по другую сторону их — протест разума. Развалины эти поддерживаются привычкой, ленью, робостью и, наконец, младенчеством мысли, не умеющей быть последовательной и уже развращенной принятием в себя разных понятий без корня, принятых на честное слово. Это совершенно противно духу мышления, но зато оно очень легко: вместо труда и пота — орган слуха»(«Капризы и раздумья»).
Человеческая деятельность, заключающаяся в использовании предметов окружающего мира, имеет два регулятора: 1) конкретное, обнаруженное при помощи чувств или измерительных приборов, 2) не обнаруживаемое органами чувств или измерительными научными приборами, но домысливаемое (для понимания и запоминания) при помощи абстракции, и мысленно вложенное туда, где расположено обнаруженное органами чувств. На домысленное воздействуют «призраки» Бэкона, и возникает искаженное проявление (которое можно назвать фантастическим иероглифом). Предмет-проявление состоит из чувственных восприятий и домысленного. Предмет-проявление осознается как противоречащий действительному предмету, и ставится задача перехода от искаженного проявления к действительному. Человек имеет дело с четырьмя образованиями: действительный предмет, чувственно-воспринимаемое, домысленное к чувственно-воспринимаемому, догадка о том, что домысленное является произвольным и ошибочным, вследствии чего создается еще одно домысленное, которому приписывается отсутствие произвольности и тождественность действительному предмету. И первое домысленное, и второе домысленное оказывают влияние на поведение людей, и обеспечивают достижение желаемой цели.
Про домысленное можно сказать так: перед реальностью находится театральная декорация, нарисованная одаренным художником, и театральная декорация заслоняет собой реальность; люди видят театральную декорацию и не видят реальность. Можно попытаться увидеть реальность, но для этого прежде всего нужно убедить самого себя в том, что искусная декорация есть декорация, а вовсе не реальность.
Шаблоны спекуляции, как стена, загораживают от нас вид вдаль (с.92). Два слоя — реальное, которое загорожено, и бросающиеся в глаза обманчивые шаблоны спекуляции.
«Этикетка системы взглядов отличает¬ся от этикетки других товаров тем, что она обманывает не только покупателя, но часто и продавца»(К. Маркс, «Капитал», глава 19, Соч., т.24, с.405).


Сади Карно дал характеристику состоянию науки, предшествующего его практическим и теоретическими исследованиям. В книге «Размышления о движущей силе огня и о машинах, способных развивать эту силу» он написал следующее. Обнаружению закона мешало именно то, что взгляд исследователей на возможность извлекать движение из тепла был уж очень узким. Ученые присматривались к этой возможности, но лишь с точки зрения тех принципов, которые проявлялись в паровых машинах, а проявлялись они здесь в искаженной форме. Мысль топталась на месте. Чтобы вывести ее на простор, нужен был решительный поворот, взгляд с иной позиции. Чтобы понять основы процесса, писал Карно, надо взять процесс независимо от какого-либо определенного механизма и от любого конкретного вида тепловой энергии. Значит, и рассуждение надо провести не по поводу конкретных паровых машин, а, так сказать, вообще, то есть по отношению ко всех мысленно представимых тепловых машин, «каково бы ни было рабочее вещество и каким бы образом на него ни производилось действие». Надо совершить парадоксальный шаг и размышлять над тем, что никто никогда не видел.
В известных паровых машинах применялось хорошо известное рабочее тело — вода и водяной пар. Сади Карно проводил мысленные эксперименты, в которых мысленно использовал вместо водяного пара кислород, азот, спирт в парообразном состоянии, бензин в парообразном состоянии, масло в парообразном состоянии, ртуть в парообразном состоянии, парообразный эфир, применяемый в медицине. Включая в мышление известные свойства кислорода, азота, спирта, бензина, масла, ртути, эфира, и представляя эти свойства работающими внутри тепловой машины, Карно мысленно определил характеристики тепловой машины при вовлечении в ее работу всех известных парообразных веществ, и нашел обобщенные характеристики тепловой машины, не зависящие от любого парообразного вещества. Аналогичным образом в мысленном эксперименте были выявлены характеристики нагреваемого или охлаждаемого насоса, внутрь которого мысленно помещались различные газы и жидкости. В результате размышлений были выведены математические формулы, указывающие на важнейшие параметры тепловой машины, и эти гипотетические формулы были проверены на практике с использованием водяного пара.

Добавлено через 1 минуту

Теория познания, настаивающая на том, что людей окружает объективное, реальное, практическое, независимое от мышления, сознание есть высшая форма развития материи, бытие определяет сознание, — это не та теория познания, которая могла бы помочь Сади Карно разобраться в вопросе о реальности теплорода.
В.И.Ленин разработал теорию познания, и разрабатывание производилось ради доказывания преданности Ленина материалистическому мировоззрению; разрабатывание не было нацелено на оказание помощи Карно и ему подобным естествоиспытателям. Если бы в руки Карно попала книга «Материализм и эмпириокритицизм» и он по книге ознакомился бы с теорией познания, то Карно не смог бы использовать ленинскую теорию познания как руководство к действию при исследовании особенностей нагретого и сжатого водяного пара внутри паровых двигателей, и при выработке абстракций, обобщающих исследованное. Книга не стала бы подсказкой при различении друг от друга абстракции без реальности и абстракции с реальностью.
Карно не научился бы отличать истинное от ложного, но научился бы отличать материализм от идеализма (идеализм заключается в том, что ощущения рассматриваются изолированно от воздействия предметов из окружающего мира, как это имеет место при фантомных болях; идеализм заключается в том, что мысли рассматриваются как возникающие изолировано от показаний органов чувств и от объектов, как это имеет место при возникновении мысли об атмосферном давлении, которые не могут появится как результат давления воздуха на человеческие органы чувств, ибо у человека нет органа чувств, реагирующего на атмосферное давление; идеализм заключается в том, что представления о причинах рассматриваются изолированно от материальных объектов, как это имело место у Ньютона, который рассматривал причины морских приливов и отливов, обнаруженных Галилеем и Декартом, как изолированные от гравитационного притяжения Луны и Солнца).
Карно узнал бы, что такое солипсизм: когда признается существование в голове представления о флогистоне, но отрицается существование в природе флогистона.
kkamliv вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.04.2017, 15:57 Вверх   #30
kkamliv
Близкий(ая) родственник(ца)
 
Сообщения: 111
Репутация: 10
Пол: Мужской
По умолчанию

Как люди понимают окружающий мир, определяется условиями, в которых происходит рассматривание мира. Увиденное зависит от точки зрения наблюдателя. Это утверждение очень сильно не нравилось Ленину, потому что оно противоречило материалистическому утверждению «существующее не зависит от точки зрения наблюдателя».
В.И.Ленин: «Учение Авенариуса о принципиальной координации изложено им в «Человеческом понятии о мире» и в «Замечаниях». Суть этого учения — положение о «неразрывной (unauflosliche) координации» (т. е. соотносительной связи) «нашего Я (des Ich) и среды» (S. 146). «Философски выражаясь, — говорит тут же Авенариус, — можно сказать: Я и не-Я». И то и другое, и наше Я и среду, мы «всегда находим вместе» (immer ein Zusammen-Vorgefundenes). «Никакое полное описание данного (или находимого нами: des Vorgefundenen) не может содержать «среды» без некоторого Я (ohne ein Ich), чьей средой эта среда является, — по крайней мере того Я, которое описывает это находимое»… Ничего иного, кроме перефразировки субъективного идеализма, нет в разбираемом учении Маха и Авенариуса. Претензии их, будто они поднялись выше материализма и идеализма, устранили противоположность точки зрения, идущей от вещи к сознанию, и точки зрения обратной, — это пустая претензия… Различные способы выражений Беркли в 1710 году, Фихте в 1801, Авенариуса в 1891-1894 гг. нисколько не меняют существа дела, т. е. основной философской линии субъективного идеализма. Мир есть мое ощущение; не-Я «полагается» (создается, производится) нашим Я; вещь неразрывно связана с сознанием; неразрывная координация нашего Я и среды есть эмпириокритическая принципиальная координация; — это все одно и то же положение, тот же старый идеалистический хлам с немного подкрашенной или перекрашенной вывеской»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.63-65).
В.И.Ленин: «Карстаньен хочет сказать, что Авенариус в своей «Критике чистого опыта» берет предметом исследования опыт, т. е. всякие человеческие высказывания»(с.155). Подразумевается, что высказывания посвящаются окружающей среде и реакции человеческого организма на воздействия среды.
«Полное описание среды дополняется мыслью о наблюдающем Я»(с.68).
Реальность может быть воспринята в ощущении и в мысли, а ощущение и мысль предполагает существование того, кто ощущает и мыслит(с.68).
Ленин совершил передергивание. В цитате от Рихарда Авенариуса речь идет о том, что человек познает окружающий мир через практический процесс описания окружающего мира. Авенариус заключал в кавычки слово «среда», и кавычки указывали на то, что подразумевается описание среды — «описание данного (или находимого нами) не может содержать «среды» без некоторого Я, чьей средой эта среда является, — по крайней мере того Я, которое описывает это находимое». Ленин подменил словосочетание «создается описание» на слово «создается», а словосочетание «описание находящегося в природе» подменил на словосочетание «находящегося в природе». Ленин приписал Авенариусу то, что Авенариус не говорил — находящееся в природе создается, производится нашим Я. После совершения подтасовки Ленин объявил, что мировоззрение Авенариуса противоречит материализму, и материализм состоит в следующем — «отображаемое существует независимо от отображающего»(с.66). Ленин вступил в спор против Авенариуса, хотя тот не высказывал суждения, оспариваемые Лениным — Авенариус не рассматривал вопрос о зависимости отображаемого (описываемого, о чем происходит высказывание) от отображающего (описывающего, высказывающегося). Авенариус поставил вопрос о том, что пристрастному человеку свойственно ошибаться, творить произвол, что описание (высказывание) зависит от высказывающегося или описывающего (описание обнаруженного создается, производится нашим эмоциональным Я, взятым в плен предрассудков), что ошибка при исследовании окружающей среды перекочевывает в описание, и деятельность человека на основании описания с ошибкой становится неадекватной. Нельзя сбрасывать со счетов, что описание окружающей среды и возникшие на этой основе абстракции (используемые для понимания окружающей среды) несут на себе отпечаток человеческой личности, в том числе пристрастность и искажения. Концепция Рихарда Авенариуса имеет много общего с точкой зрения Френсиса Бэкона об уподоблении ума неровному зеркалу, которое, примешивая к природе вещей свою природу, отражает вещи в искаженном и обезображенном виде.
Когда два человека независимо друг от друга производят описание одного и того же природного явления, то почти всегда описания (или высказывания о природном явлении) окажутся различными интерпретациями, и тем самым появится основание для конфликта по вопросу об истинном содержании природного явления.
По мнению Джорджа Беркли, человек должен признавать существование вещи, или не признавать существование, в зависимости от того, производит ли вещь ощущения у человека, или не производит. Существовать — значит проявляться путем воздействия на органы чувств. Не проявляющееся не существует. Свое мнение Беркли упростил, и появилась формулировка: способное вызывать ощущения есть существующее; если нет ощущений у субъекта, то нет существующего. Ленину ударило в голову, что именно такой принцип (без ощущений субъекта нет объекта) заложен в принципиальную координацию, и в связи с этим Ленин опровергал принципиальную координацию. Но на самом деле Авенариус использовал иной принцип: вещь проявляет себя, когда воздействует на органы чувств; без ощущения субъекта нет проявления объекта.
Людвиг Фейербах высказал суждение, которое, по всей вероятности, стало опорой для Рихарда Авенариуса при разработке концепции о принципиальной координации (неразрывной связи) — "Внешний мир открывается нам в той мере, в какой вместительна сущность человека".
Отражения, появляющиеся в голове, подвергаются исследованию, чтобы на основании отражения сделать вывод о том, от воздействия чего возникло отражение. Необходимо существование органов чувств и мозга, чтобы внутри мозга появился образ внешнего предмета. Неосуществим вывод о воздействующем, если нет отражения. Имеется неразрывная связь между отражениями и интеллектуальными выводами о вызывающем отражения.
Принципиальная координация — это вполне разумная концепция, и В.И.Ленин косвенно признал правильность этой концепции. На странице 193 книги «Материализм и эмпириокритицизм» В.И.Ленин указал: «…Шульце-Энезидема, писавшего в 1792 году: «Если заключать от представлений к «вещам вне нас», то тогда «пространство и время суть нечто действительное вне нас и существующее реально…» …Шульце в 1792 году обрисовывает отношение вопроса о пространстве и времени к вопросу об объективной реальности вне нас именно так, как материалист Энгельс обрисовывает это отношение в 1894 году».
Нужно иметь представление, чтобы заключать от представления к вещам вне нас. Чтобы имелось представление, нужен наблюдатель, на органы чувств которого воздействуют вещи и в голове которого возникают представления. Наблюдатель необходим, чтобы произошло заключение к вещам вне нас.
«Миллионы наблюдений не только из истории науки и техники, но из повседневной жизни всех и каждого показывают человеку превращение «вещей в себе» в «вещи для нас», возникновение «явлений», когда наши органы чувств испытывают толчок извне от тех или иных предметов»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.102).
Явления возникают, когда органы чувств испытывают толчок извне от тех или иных предметов. Чтобы явление возникло, нужны органы чувств. Чтобы были органы чувств, необходимо присутствие носителя органов чувств. Явления возникают в присутствии носителя органов чувств. Нет носителя органов чувств — нет явления.
В книге «Философские тетради» В.И.Ленин вычленил три составные части естественнонаучного познания: «Тут действительно, объективно три члена: 1) природа; 2) познание человека, = мозг человека (как высший продукт той же природы); и 3) форма отражения природы в познании человека»(«Философские тетради», ПСС, т. 29. с. 164).
Чтобы существовало отражение внутри мозга, необходимо существование человека с мозгом, и человек должен совершать познавательные действия. Третий член неразрывно связан со вторым членом.
Существует ощущаемое, ощущающее, ощущение (обнаруживающее, обнаруженное, отражение обнаруженного). Подобно этому, принципиальная координация строится из следующих элементов, взаимодействующих друг с другом: материальная среда, материальный субъект, блокноты, в которые субъект записывает ставшие ему известными свойства среды. Описание свойств среды неразрывно связано и зависит от ощущений и представлений внутри субъекта. Невоздействие среды на субъекта, невозникновение ощущений будет иметь последствием отсутствие описаний среды. Принципиальная координация отказывается рассматривать описание (именно описание!) среды как независимое от психических ощущений и представлений. Субъект может заявить, что условия получения им знаний не влияют на получаемое знание, что сделанные им записи в блокнотах по своему содержанию не зависят от него, субъекта, и являются адекватным изображением среды; но такое заявление явно ошибочно. В записях нет точного изображения среды. Субъект не может описать в блокнотах то, что является для него непредставимым. Материальная среда не зависит от записей в блокнотах. Поведение субъекта в среде, способы использования среды, зависят от ощущений и представлений (поскольку записи в блокнотах зависят от ощущений и представлений, то от записей в некоторой степени зависит поведение субъекта в среде). Описание среды зависит от субъекта, но это не является помехой для того, чтобы описываемая среда не зависела от субъекта.
Можно поверить заявлению субъекта об адекватном характере внесенных в блокноты сведений о среде, и тогда сведения приобретут статус независимого ряда сведений. Можно не поверить заявлению субъекта о независимости от него внесенных в блокноты сведений о среде, и тогда сведения приобретут статус зависимого ряда сведений (подобно тому, как Ломоносов не верил в независимость от исследователей теплорода записей в книгах о свойствах теплорода и о существовании теплорода). В этом случае становится более понятным двухслойный характер познаваемого: внутренний слой есть действительный предмет, наружный слой представляет собой ярлык, надписи на котором, во-первых, зависят от субъекта, во-вторых, искажены под воздействием «призраков» Френсиса Бэкона.
Будет более точным, если выразиться иначе: субъект может верить в правильность сведений, вписанных им в блокнотах, и сделать в блокноте запись о том, что действительный мир нужно понимать таким, каким он изображен в блокнотах; такая запись будет указанием на независимый ряд сведений (метафизическая оценка сведений). Субъект может верить в неправильность сведений, из-за субъективистической зависимости, и сделать в блокноте запись о том, что действительный мир нужно понимать не таким, каким он изображен в блокнотах; такая запись будет указанием на зависимый ряд сведений (антиметафизическая оценка сведений).
И.Кант в предисловии к книге «Критика чистого разума» обратил внимание на следующее: «Коперник отважился, идя против показаний чувств, следовать истине, отнести наблюдаемые движения не к небесным телам, а к их наблюдателю».
Кант намекнул о двух возможностях: связывать процесс наблюдения или с внешним, или с внутренним. Отнести наблюдаемое к внешнему — это значит признать независимый (от наблюдателя) ряд сведений. Квалифицировать наблюдаемое как тесно связанное с тем, что человеку свойственно ошибаться — это значит признать зависимый ряд сведений.
Человек рассматривает результат познания окружающего мира или обусловленно (т.е. с учетом субъективистических ошибок, внесенных человеком в процессе познания и пока не выявленных), или обезличенно (т.е. человек самоуверенно считает, что он не вносил никаких ошибок в процессе познания; человек принимает объективную реальность именно такой, каково отражение; окружающая среда однозначно, одноистолкованно определяет то, что люди знают о среде).
Необходимо именно обезличенное рассмотрение, по мнению В.И.Ленина, и распространение среди естествоиспытателей такого рассмотрения достигается посредством написания и опубликования книги на философскую тему, в которой делается упор на так называемое «абстрагирование естествоиспытателей от всех отношений сознания», т.е. пренебрежение субъективными факторами.
Свою поддержку относительному рассмотрению выразил Константин Буажире, в книге «Руины», изданной в 1791 году. В 24 главе книги, на странице 195, Буажире указал, что не окружающая среда определяет то, что люди знают о среде: «Во всех тех случаях, когда ваши мнения расходятся, ваши разногласия являются доказательством того, что вы представляете себе предметы не такими, каковы они есть в действительности, что вы воспринимаете их искаженно. Причины ваших разногласий заключены не в предметах самих по себе, не в объектах, а в том, как вы их воспринимаете или как о них судите».
Выражение «реалистическое отношение к познанию» может иметь два смысла: или считать познание реалистичным, не противоречащим действительности, или напрячь свою память, вспомнить многочисленные субъективистические ошибки (в том числе упомянутые в длинном перечне Марксом и Энгельсом), совершенные естествоиспытателями или экономистами, и заявить о том, что реально наблюдаемый исторический процесс познания тесно связан с субъективистическими ошибками. Авенариус вкладывал второй смысл в выражение «реалистическое отношение к познанию», и это привело к тому, что свою философию Авенариус назвал реалистической. Ленин выявил, что вкладываемый Авенариусом второй смысл противоречит первому смыслу, считаемый Лениным материалистическим смыслом; на этом основании Ленин заявил о попытке Авенариуса ввести в заблуждение читающую публику, посредством навешивания вывески «реалистическая философия» на свою субъективистическую философию. Авенариус стремился противоречивым образом спутать друг с другом реализм и субъективизм. По мнению Ленина, концепция о принципиальной координации представляет собой мешанину из материализма и идеализма: Авенариус разрешает человеку по-материалистически отождествлять содержание отражения и содержание окружающего мира, и Авенариус разрешает человеку по-идеалистически не доверять отражению и считать отражение искаженным под воздействием «призраков», описанных Бэконом.
Природные явления протекают в силу объективных причин независимо от воли, желания, прихоти, знаний исследователя, и поэтому естественнонаучная теория, претендующая быть объективным отражением реальности, должна постараться не зависеть от психических, умственных, физиологических и других особенностей познающего субъекта. Научное знание должно быть полностью независимым от социальных (социально-экономических, культурно-исторических, мировоззренческих, социально-психологических) условий его формирования; выводы науки должны определяться только самой изучаемой реальностью, но не социальными или индивидуальными условиями ее изучения.
Одна из целей создания концепции о принципиальной координации состояла в постановке проблемы расхождения между желаемым и действительным. Желательно добиться от получаемого знания, чтобы оно было адекватным, неискаженным отражением реальности. Но в действительности в распоряжении научного сообщества имеется ограниченное количество средств и методов, обеспечивающих выполнение задачи, заданной желаемой целью; и к тому же некоторая часть ученых недостаточно эффективно использует имеющиеся средства. Из проблем, обозначенных концепцией о принципиальной координации, вытекает дальнейшая разработка новых методов и совершенствование традиционных средств.
Когда Авенариус писал про гносеологическую неразрывную связь Я и среды, то это имело простой смысл: человек обнаруживает внутри себя ощущения и мысли, и эти ощущения и мысли обусловлены реакцией органов чувств на внешние воздействия. Внешние воздействия первичны, мысли вторичны. Вещь проявляет себя, когда воздействует на органы чувств, и органы чувств создают отражение в мозгу. Когда нет отражения, то нет проявления. Какая-либо часть среды показывается в ощущениях; человек осознает ощущения, и человек заявляет, что он узнал нечто, проистекающее из ощущения; предпосылкою ощущений служат какие-либо части среды (с.151). Мозг необходим для существования восприятия и понимания среды (с.68). Однако гносеологическая формулировка Авенариуса допускала иное истолкование, с онтологическим привкусом: мозг необходим для существования среды.
Авенариус хотел сообщить, что внутреннее невозможно без внешнего, но свою мысль Авенариус выразил такими словами, которые легко разворачивались наоборот — внешнее невозможно без внутреннего. Авенариус по глупости не предпринял меры, затрудняющие переворачивание его фраз.
Иностранные философы относились к Авенариусу как к шуту гороховому. Иностранные философы смеялись, издевались над глупыми и непродуманно-многозначными формулировками Авенариуса, и критиковали его за анекдотично бессмысленные формулировки, из которых вытекала обусловленность материального психическим. Но разве обнаружение материального не обусловлено психическим? То, что мы обнаруживаем в окружающей среде, зависит от мыслей, определяющих то, что нам желательно обнаружить в среде. Антуан Лавуазье нагрел водяной пар до высокой температуры и обнаружил появление водорода и кислорода. Также было установлено, что сжигание водорода в кислородной среде приводит к появлению водяного пара. Лавуазье имел психическое желание обнаружить, из чего состоит вода; напрягая свой ум, он строил предположения, и при помощи экспериментов проверял придуманные предположения; в результате обнаружилось, что вода состоит из кислорода и водорода.
Иностранные философы критиковали недалекого Авенариуса (в том числе за идеалистический подход к естественнонаучным проблемам, т.е. за концепцию о неразрывной связи между существованием мозга и существованием понимания окружающего мира). Эта критика являлась фоном, на котором выглядели как белые вороны русские философы (Богданов, Валентинов, Базаров, Чернов, Юшкевич, и иже с ними), которые, во-первых, не критиковали Авенариуса за идеализм (поскольку не считали Авенариуса идеалистом, и считали материалистическим мнение о том, что имеется неразрывная связь между существованием мозга и существованием понимания окружающего мира), и во-вторых, соглашались с теоретическими разработками Авенариуса (и пропагандировали эти разработки). Перед Лениным встал выбор: или выглядеть как черная ворона, или выглядеть как белая ворона. Было выбрано первое, и многими вескими словами доказывалось наличие идеалистических элементов в философских построениях Авенариуса. В.И.Ленин написал книгу «Материализм и эмпириокритицизм» для того, чтобы показать себя борцом против идеализма, и для этого Ленину понадобилось придумать врагов-идеалистов, чтобы вести против них борьбу и доказывать свое непримиримое отношение к врагам материализма. Поскольку иностранные философы критиковали Авенариуса, то на него выпала доля сыграть роль идеалиста, против которого борется Ленин.


Зоолог, который проводит опыты с живыми организмами, никогда не имеет дела с абсолютно здоровым, нормальным экземпляром, потому что сам акт экспериментирования и использование аппаратуры приводят к изменениям в организме и в поведении исследуемого существа. Зоолог должен осознавать влияние (принципиальную координацию, неразрывную связь) метода аппаратного исследования на получаемые результаты.
kkamliv вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.04.2017, 15:58 Вверх   #31
kkamliv
Близкий(ая) родственник(ца)
 
Сообщения: 111
Репутация: 10
Пол: Мужской
По умолчанию

К.Маркс конспектировал заметки Г.Гегеля, касающиеся иллюзий спекулятивного мышления, и частично касающиеся принципиальной координации; конспект содержал следующее: «Предмет есть только видимость предмета, некое марево, а по своей сущности есть не что иное, как знание… Знание как знание, мышление как мышление, выдает себя…за действительность. У Гегеля отрицание отрицания… представляет собой… отрицание мнимой сущности как предметной, находящейся вне человека и независимой от него сущности и превращение ее в субъект… …природа является только повторением логических абстракций во внешней чувственной форме»(Соч, т.42, с.165-166).
Магнитное поле Земли, усиливаясь или ослабляясь, воздействует на измерительные приборы, и приборы регистрируют усиление или ослабление. Обнаружив изменяющиеся показания измерительных приборов, Бальфур Стюарт стал размышлять об этом. Он обозначил изменяющиеся показания измерительных приборов как результат перемещения в пространстве токопроводящих слоев атмосферы.
Первое отрицание состоит в том, что Стюарт взял материальное явление и домыслил к нему психическую абстракцию. Второе отрицание состоит в том, что психическую абстракцию Стюарт разместил в окружающем мире и таким образом наделил ее объективными материальными свойствами (Стюарт совершил богдановскую подстановку, называя подставленное физическим). Атмосфера являлась для Стюарта повторением логических абстракций во внешней чувственной форме. Абстракция в голове осознается как не находящаяся в голове, а находящаяся в окружающем мире. Третье отрицание — гегельяновцы знают, что созданная Стюартом абстракция имеет психические свойства и не имеет материальных свойств, хотя Стюарт придерживался противоположного мнения. Что Стюарт считал объективным, то гегельянцы считают субъективным. На объективное усиление и ослабление магнитного поля навешан ярлык, надписи на котором представляют собой словесное выражение психических процессов в голове Стюарта. Место действительной связи занимает измышленная связь. Четвертое отрицание состоит в том, что через полвека после выдвижения Стюартом домыслов, были проведены эксперименты, доказавшие материальное существование токопроводящих слоев атмосферы; уменьшение толщины токопроводящих слоев сейчас называют озоновой дырой. Оказалось, что считаемое измышленной связью было действительной связью.
Через полвека выяснилось, что образ, являющийся продуктом сознания Стюарта, не был пустым порождением сознания. На протяжении полувека образ был маревом, имеющим психическое содержание и не обладающим материальным содержанием (точнее, не обладающим доказательством материалистичности).
Человеческие размышления выдают себя не за размышления, а за объективную реальность. Это вызывает путаницу (одним из выражений которой является двухслойный характер познаваемого), и поэтому нужно научиться отличать размышления от объективной реальности. Гегель с помощью философских терминов («мышление полагает себя не как искаженное изображение действительности, а как истинная действительность») исследовал путаницу, вызванную приниманием психического отражения (т.е. человеческих размышлений) за объективную реальность. Однако Маркс и Энгельс посчитали неприемлемым гегелевское исследование. Ленин согласился с отрицательным отношением Маркса и Энгельса к гегелевскому исследованию; несколькими абзацами ниже указывается, как Ленин оценил гегелевский термин «полагается».
Маркс и Энгельс посчитали неприемлемым гегелевское исследование. Тем не менее, Энгельс в книге «Диалектика природы» написал фразу, являющуюся интерпретацией фразы Гегеля «природа является только повторением логических абстракций». Энгельс написал: «В естествознании мы достаточно часто встречаемся с теориями, в которых реальные отношения поставлены на голову, в которых отражение принимается за объективную реальность, и которые нуждаются в перевертывании. Такие теории довольно часто господствуют долгое время. Подобный случай представляет нам учение о теплоте, которая почти в течение двух столетий рассматривалась как особая таинственная материя, а не как форма движения обыкновенной материи; только механическая теория теплоты произвела здесь необходимое перевертывание»(«Диалектика природы»).
Беркли сделал обобщение: то, что люди называют вещами, на самом деле есть представления. Мах и Авенариус это повторили. Энгельс тоже повторил (когда предостерегал об опасности принимания отражения за объективную реальность).
В сочинении под названием «Комментарии» Николая Коперника, вышедшего в свет в 1514 году, буквально написано: «Все движения, которые констатируются в небе, не существуют реально». Это было написано примерно за 200 лет до того, как Беркли стал высказывать свои взгляды, очень похожие на высказывание Коперника, и вызвавшие чрезвычайное недовольство Ленина. Ленин называл своими философскими противниками многих людей, включая Беркли, Маха, Авенариуса. Похоже, Коперник тоже является противником Ленина.
Смысл сказанного Коперником состоит в следующем: ум решает, что должно и что не должно существовать в природе.
Если имеется желание создать образ врага, то можно без затруднений обвинить Коперника в идеализме: Коперник пытался представить существующее в природе как зависимое от ума.
Н.С.Хрущев наделил чистые пары отрицательными свойствами, якобы снижающими урожайность пшеницы и других сельскохозяйственных культур, и обращался с чистыми парами как обладающими отрицательными свойствами. К своим мыслям Хрущев относился как к материальной вещи, обитающей вне Хрущева. Объективное снижение урожайности от использования чистых паров — это только видимость, некое марево, и по своей сущности не что иное, как ложное представление, находящееся в голове Хрущева.
Действительность может быть действительностью, а может быть мышлением, выдающим себя за действительность. Когда мышление выдает себя за действительность, то это может быть понято как зависимость действительной среды от мыслящего наблюдателя, в принципиальной координации.
Когда мышление выдает себя за действительность, то такая действительность должна подвергнуться разоблачению. Но совершить разоблачение трудно, т.к. появляются защитники действительности и объявляют разоблачителей солипсистами.
«…не-Я «полагается» (создается, производится) нашим Я; вещь неразрывно связана с сознанием; неразрывная координация нашего Я и среды есть эмпириокритическая принципиальная координация; — это все одно и то же положение, тот же старый идеалистический хлам с немного подкрашенной или перекрашенной вывеской»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.65).
Термин «полагается» означает не создание вне черепной коробки материальных вещей посредством психических деяний, а означает двухэтапный процесс, когда умственными усилиями создается мысленное представление внутри черепной коробки, и разум считает находящимся вне черепной коробки материальный предмет, соответствующий мысленному представлению. Существование мыслей внутри головы указывает (в смысле психического осознания) на существование предметов вне головы, от воздействия которых на органы чувств появляются мысли. Мысли находятся внутри головы, но содержание мыслей считается находящимся вне головы, поскольку содержание мыслей есть реакция на воздействие извне. Разум создает внутри себя, но не создает во внешнем мире. Человек использует на практике то, что разум создал внутри себя, и практическое применение выявляет действительность или недействительность того, что разум создал внутри себя. Когда на практике применялась созданная разумом теплородная теория, то выяснилась ее недействительность, условная символичность.
Сади Карно мысленно полагал, что в окружающем мире имеется материальный теплород, но такая мыслительная деятельность не означает, что силой своей мысли Карно попытался создать материальное вещество под названием теплород.
В.И. Ленин испытывал антипатию к философии Г. Гегеля, Р.Авенариуса, Г.Фихте, и чтобы эту философию скомпрометировать в глазах всего прогрессивного человечества, изменил суть этой философии путем вкладывания ложного смысла в гегелевский термин «полагается».
Разум своими собственными усилиями занимается созданием, но совершенно напрасно Ленин пытался представить дело так, как будто бы Гегель, Мах, Авенариус, Богданов говорили о создании вещей, находящихся в окружающем мире.
Георг Гегель приложил усилия к тому, чтобы стать малопонятным, когда повел речь о материализации психического знания. Во времена Христиана Эйкмана витамины находились в зародышевом состоянии, имели неопределенную форму, и поэтому представление Христиана Эйкмана о витаминах имело неопределенную форму. В последующие годы витамины развивались, стали взрослыми, приобрели более конкретные формы, и поэтому представление Казимира Функа о витаминах имело более конкретную форму, по сравнению с представлением Христиана Эйкмана. Различие представления Функа от представления Эйкмана объясняется тем, что в историческую эпоху Казимира Функа витамины отличались от витаминов в эпоху Эйкмана. Человеческое познание выражает развивающуюся дифференциацию вещей. Гегель описывал закономерности, явленные внутри процесса построения человеческого познания, но этим закономерностям Гегель дал ложное имя закономерностей внутри процесса построения Вселенной.
Ленин выделял два вида идеализма: первый вид идеализма полагает (т.е. создает, по Ленину) некоторые материальные внешние объекты силою мысли; идеализм второго вида доказывает, что созданное первым видом идеализма не существуют материально, зависят от мышления, и представляют собой мыслительные конструкции (созданное мыслью имеет мыслительный характер). Примером второго вида идеализма являются попытки Коперника убедить население в том, что видимое населением движение Солнца вокруг Земли имеет мысленно-психический характер, и не имеет материального характера. Кроме того, Коперник разъяснял, что люди видят движение Солнца и в связи с этим полагают, что движение Солнца вокруг Земли имеет материальный характер. Такое объяснение является первым видом идеализма.
Первый вид идеализма В.И.Ленин критиковал в связи с тем, что Маркс, Энгельс, Дицген считали такой вид идеализма пособником поповщины (такой вид идеализма, рассказывающий о создании материальных вещей силой человеческой мысли, расценивался как подтверждение правильности написанного в Библии — Бог силой своей мысли создавал материальные вещи). Второй вид идеализма В.И.Ленин критиковал в связи с солипсизмом, исчезновением материи, уменьшением количества материальных объектов. С целью преодоления второго вида идеализма, настаивающего на зависимости от человеческого мышления, Ленин тысячекратно повторял слова о противоположном, о независимости от человеческого мышления.
Идея мнит себя объектом, комплекс ощущений надевает на себя карнавальную маску материального объекта и иллюзорно выдает себя за материальный объект, независимый от человека. Николай Коперник доказывал зависимость от человеческой психики того, что многие люди считали не зависимым от человеческой психики. Разве наука не зарегистрировала десятки и сотни случаев, когда называемое материальным при более внимательном рассмотрении оказывалось нематериальным? Наблюдая за структурной вязкостью каучукового латекса, Б.А. Догадкин наблюдал за комплексом ощущений, не осознавая абстрактно-психический, нематериальный характер наблюдаемого (об этом рассказывается в последующей двенадцатой главе «Фантазии»).
«Великие французы… выступали в высшей степени революционно. Религия, понимание природы, государственный строй, — все необходимо подвергнуть самой беспощадной критике, все должно было предстать перед судилищем интеллекта и либо оправдать свое существование, либо от своего существования отказаться»(Ф.Энгельс, «Диалектика природы», «Анти-Дюринг», Соч., т.20, с.16).
Когда абстракции принимаются за объективные вещи, то необходимо ставить вопрос о необходимости отказать в существовании таким «объективным вещам». Теории, в которых психические образования (абстракции) называются объективными вещами, часто господствуют длительное время. Нужно совершить перевертывание, чтобы абстракции не принимались за вещи, а принимались за психические абстракции. Называемое объективными вещами нуждается в проверке с целью уточнения, действительно ли вещи являются вещами, а не психическими абстракциями.
По сути дела, высказывание Энгельса было направлено на поддержку того, что выше названо вторым видом идеализма, нацеленного на отказ в существовании.
kkamliv вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.04.2017, 15:58 Вверх   #32
kkamliv
Близкий(ая) родственник(ца)
 
Сообщения: 111
Репутация: 10
Пол: Мужской
По умолчанию

К.Маркс конспектировал заметки Г.Гегеля, касающиеся иллюзий спекулятивного мышления, и частично касающиеся принципиальной координации; конспект содержал следующее: «Предмет есть только видимость предмета, некое марево, а по своей сущности есть не что иное, как знание… Знание как знание, мышление как мышление, выдает себя…за действительность. У Гегеля отрицание отрицания… представляет собой… отрицание мнимой сущности как предметной, находящейся вне человека и независимой от него сущности и превращение ее в субъект… …природа является только повторением логических абстракций во внешней чувственной форме»(Соч, т.42, с.165-166).
Магнитное поле Земли, усиливаясь или ослабляясь, воздействует на измерительные приборы, и приборы регистрируют усиление или ослабление. Обнаружив изменяющиеся показания измерительных приборов, Бальфур Стюарт стал размышлять об этом. Он обозначил изменяющиеся показания измерительных приборов как результат перемещения в пространстве токопроводящих слоев атмосферы.
Первое отрицание состоит в том, что Стюарт взял материальное явление и домыслил к нему психическую абстракцию. Второе отрицание состоит в том, что психическую абстракцию Стюарт разместил в окружающем мире и таким образом наделил ее объективными материальными свойствами (Стюарт совершил богдановскую подстановку, называя подставленное физическим). Атмосфера являлась для Стюарта повторением логических абстракций во внешней чувственной форме. Абстракция в голове осознается как не находящаяся в голове, а находящаяся в окружающем мире. Третье отрицание — гегельяновцы знают, что созданная Стюартом абстракция имеет психические свойства и не имеет материальных свойств, хотя Стюарт придерживался противоположного мнения. Что Стюарт считал объективным, то гегельянцы считают субъективным. На объективное усиление и ослабление магнитного поля навешан ярлык, надписи на котором представляют собой словесное выражение психических процессов в голове Стюарта. Место действительной связи занимает измышленная связь. Четвертое отрицание состоит в том, что через полвека после выдвижения Стюартом домыслов, были проведены эксперименты, доказавшие материальное существование токопроводящих слоев атмосферы; уменьшение толщины токопроводящих слоев сейчас называют озоновой дырой. Оказалось, что считаемое измышленной связью было действительной связью.
Через полвека выяснилось, что образ, являющийся продуктом сознания Стюарта, не был пустым порождением сознания. На протяжении полувека образ был маревом, имеющим психическое содержание и не обладающим материальным содержанием (точнее, не обладающим доказательством материалистичности).
Человеческие размышления выдают себя не за размышления, а за объективную реальность. Это вызывает путаницу (одним из выражений которой является двухслойный характер познаваемого), и поэтому нужно научиться отличать размышления от объективной реальности. Гегель с помощью философских терминов («мышление полагает себя не как искаженное изображение действительности, а как истинная действительность») исследовал путаницу, вызванную приниманием психического отражения (т.е. человеческих размышлений) за объективную реальность. Однако Маркс и Энгельс посчитали неприемлемым гегелевское исследование. Ленин согласился с отрицательным отношением Маркса и Энгельса к гегелевскому исследованию; несколькими абзацами ниже указывается, как Ленин оценил гегелевский термин «полагается».
Маркс и Энгельс посчитали неприемлемым гегелевское исследование. Тем не менее, Энгельс в книге «Диалектика природы» написал фразу, являющуюся интерпретацией фразы Гегеля «природа является только повторением логических абстракций». Энгельс написал: «В естествознании мы достаточно часто встречаемся с теориями, в которых реальные отношения поставлены на голову, в которых отражение принимается за объективную реальность, и которые нуждаются в перевертывании. Такие теории довольно часто господствуют долгое время. Подобный случай представляет нам учение о теплоте, которая почти в течение двух столетий рассматривалась как особая таинственная материя, а не как форма движения обыкновенной материи; только механическая теория теплоты произвела здесь необходимое перевертывание»(«Диалектика природы»).
Беркли сделал обобщение: то, что люди называют вещами, на самом деле есть представления. Мах и Авенариус это повторили. Энгельс тоже повторил (когда предостерегал об опасности принимания отражения за объективную реальность).
В сочинении под названием «Комментарии» Николая Коперника, вышедшего в свет в 1514 году, буквально написано: «Все движения, которые констатируются в небе, не существуют реально». Это было написано примерно за 200 лет до того, как Беркли стал высказывать свои взгляды, очень похожие на высказывание Коперника, и вызвавшие чрезвычайное недовольство Ленина. Ленин называл своими философскими противниками многих людей, включая Беркли, Маха, Авенариуса. Похоже, Коперник тоже является противником Ленина.
Смысл сказанного Коперником состоит в следующем: ум решает, что должно и что не должно существовать в природе.
Если имеется желание создать образ врага, то можно без затруднений обвинить Коперника в идеализме: Коперник пытался представить существующее в природе как зависимое от ума.
Н.С.Хрущев наделил чистые пары отрицательными свойствами, якобы снижающими урожайность пшеницы и других сельскохозяйственных культур, и обращался с чистыми парами как обладающими отрицательными свойствами. К своим мыслям Хрущев относился как к материальной вещи, обитающей вне Хрущева. Объективное снижение урожайности от использования чистых паров — это только видимость, некое марево, и по своей сущности не что иное, как ложное представление, находящееся в голове Хрущева.
Действительность может быть действительностью, а может быть мышлением, выдающим себя за действительность. Когда мышление выдает себя за действительность, то это может быть понято как зависимость действительной среды от мыслящего наблюдателя, в принципиальной координации.
Когда мышление выдает себя за действительность, то такая действительность должна подвергнуться разоблачению. Но совершить разоблачение трудно, т.к. появляются защитники действительности и объявляют разоблачителей солипсистами.
«…не-Я «полагается» (создается, производится) нашим Я; вещь неразрывно связана с сознанием; неразрывная координация нашего Я и среды есть эмпириокритическая принципиальная координация; — это все одно и то же положение, тот же старый идеалистический хлам с немного подкрашенной или перекрашенной вывеской»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.65).
Термин «полагается» означает не создание вне черепной коробки материальных вещей посредством психических деяний, а означает двухэтапный процесс, когда умственными усилиями создается мысленное представление внутри черепной коробки, и разум считает находящимся вне черепной коробки материальный предмет, соответствующий мысленному представлению. Существование мыслей внутри головы указывает (в смысле психического осознания) на существование предметов вне головы, от воздействия которых на органы чувств появляются мысли. Мысли находятся внутри головы, но содержание мыслей считается находящимся вне головы, поскольку содержание мыслей есть реакция на воздействие извне. Разум создает внутри себя, но не создает во внешнем мире. Человек использует на практике то, что разум создал внутри себя, и практическое применение выявляет действительность или недействительность того, что разум создал внутри себя. Когда на практике применялась созданная разумом теплородная теория, то выяснилась ее недействительность, условная символичность.
Сади Карно мысленно полагал, что в окружающем мире имеется материальный теплород, но такая мыслительная деятельность не означает, что силой своей мысли Карно попытался создать материальное вещество под названием теплород.
В.И. Ленин испытывал антипатию к философии Г. Гегеля, Р.Авенариуса, Г.Фихте, и чтобы эту философию скомпрометировать в глазах всего прогрессивного человечества, изменил суть этой философии путем вкладывания ложного смысла в гегелевский термин «полагается».
Разум своими собственными усилиями занимается созданием, но совершенно напрасно Ленин пытался представить дело так, как будто бы Гегель, Мах, Авенариус, Богданов говорили о создании вещей, находящихся в окружающем мире.
Георг Гегель приложил усилия к тому, чтобы стать малопонятным, когда повел речь о материализации психического знания. Во времена Христиана Эйкмана витамины находились в зародышевом состоянии, имели неопределенную форму, и поэтому представление Христиана Эйкмана о витаминах имело неопределенную форму. В последующие годы витамины развивались, стали взрослыми, приобрели более конкретные формы, и поэтому представление Казимира Функа о витаминах имело более конкретную форму, по сравнению с представлением Христиана Эйкмана. Различие представления Функа от представления Эйкмана объясняется тем, что в историческую эпоху Казимира Функа витамины отличались от витаминов в эпоху Эйкмана. Человеческое познание выражает развивающуюся дифференциацию вещей. Гегель описывал закономерности, явленные внутри процесса построения человеческого познания, но этим закономерностям Гегель дал ложное имя закономерностей внутри процесса построения Вселенной.
Ленин выделял два вида идеализма: первый вид идеализма полагает (т.е. создает, по Ленину) некоторые материальные внешние объекты силою мысли; идеализм второго вида доказывает, что созданное первым видом идеализма не существуют материально, зависят от мышления, и представляют собой мыслительные конструкции (созданное мыслью имеет мыслительный характер). Примером второго вида идеализма являются попытки Коперника убедить население в том, что видимое населением движение Солнца вокруг Земли имеет мысленно-психический характер, и не имеет материального характера. Кроме того, Коперник разъяснял, что люди видят движение Солнца и в связи с этим полагают, что движение Солнца вокруг Земли имеет материальный характер. Такое объяснение является первым видом идеализма.
Первый вид идеализма В.И.Ленин критиковал в связи с тем, что Маркс, Энгельс, Дицген считали такой вид идеализма пособником поповщины (такой вид идеализма, рассказывающий о создании материальных вещей силой человеческой мысли, расценивался как подтверждение правильности написанного в Библии — Бог силой своей мысли создавал материальные вещи). Второй вид идеализма В.И.Ленин критиковал в связи с солипсизмом, исчезновением материи, уменьшением количества материальных объектов. С целью преодоления второго вида идеализма, настаивающего на зависимости от человеческого мышления, Ленин тысячекратно повторял слова о противоположном, о независимости от человеческого мышления.
Идея мнит себя объектом, комплекс ощущений надевает на себя карнавальную маску материального объекта и иллюзорно выдает себя за материальный объект, независимый от человека. Николай Коперник доказывал зависимость от человеческой психики того, что многие люди считали не зависимым от человеческой психики. Разве наука не зарегистрировала десятки и сотни случаев, когда называемое материальным при более внимательном рассмотрении оказывалось нематериальным? Наблюдая за структурной вязкостью каучукового латекса, Б.А. Догадкин наблюдал за комплексом ощущений, не осознавая абстрактно-психический, нематериальный характер наблюдаемого (об этом рассказывается в последующей двенадцатой главе «Фантазии»).
«Великие французы… выступали в высшей степени революционно. Религия, понимание природы, государственный строй, — все необходимо подвергнуть самой беспощадной критике, все должно было предстать перед судилищем интеллекта и либо оправдать свое существование, либо от своего существования отказаться»(Ф.Энгельс, «Диалектика природы», «Анти-Дюринг», Соч., т.20, с.16).
Когда абстракции принимаются за объективные вещи, то необходимо ставить вопрос о необходимости отказать в существовании таким «объективным вещам». Теории, в которых психические образования (абстракции) называются объективными вещами, часто господствуют длительное время. Нужно совершить перевертывание, чтобы абстракции не принимались за вещи, а принимались за психические абстракции. Называемое объективными вещами нуждается в проверке с целью уточнения, действительно ли вещи являются вещами, а не психическими абстракциями.
По сути дела, высказывание Энгельса было направлено на поддержку того, что выше названо вторым видом идеализма, нацеленного на отказ в существовании.
kkamliv вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.04.2017, 15:59 Вверх   #33
kkamliv
Близкий(ая) родственник(ца)
 
Сообщения: 111
Репутация: 10
Пол: Мужской
По умолчанию

Окружающий мир известен человеку на основании ощущений; исходя из ощущений, человек получает представление о вещах, от воздействия которых возникают ощущения. Исследование окружающего мира имеет под собой основание в виде исследования ощущений. Мир и ощущения тесно связаны друг с другом, в процессе исследования.
Одна вещь отличается от некоторой вещи своими свойствами, другая вещь имеет общее с некой вещью. На основании восприятий свойств человек обнаруживает сходство вещей, или различие вещей. На основании ощущений происходит узнавание вещей, их сходства или различия. Узнавание вещественного сходства подчинено ощущениям, и в этом смысле ощущения первичны. Ощущения играют ведущую роль в опознании вещей.
Люди знают, что яблоки имеют следующие свойства: округлость, желтый цвет, твердость, сладко-кислый вкус. Когда человек ощущает округлое, желтое, твердое, то у человека возникает ожидание того, что округлое и желтое будет вызывать сладко-кислое ощущение. Исходя из нескольких воспринятых свойств (ощущений), человек строит представление о вещи, и представление содержит значительное количество свойств, воспринятых и невоспринятых. Некоторые философы (например, Авенариус и Мах) хотели сказать, что исходным пунктом являются несколько воспринятых ощущений (реальных свойств), и они вызывают мысленное представление о большом количестве ощущений (частью воспринятых, частью не воспринятых, но представляемых), объединение которых именуется предметом. Поскольку было заявлено, что воспринятые и представляемые свойства образуют предмет, то из этого следовало, согласно ленинской логике, что все предметы являются представляемыми предметами, и нет реальных предметов. Если слова «представляемое свойство» соединить со словом «предмет», то получиться ни что иное, как философское понятие «представляемый предмет» без философского понятия «реальный предмет».
Человеческие размышления выдают себя не за размышления, а за объективную реальность. Идея мнит себя объектом, комплекс ощущений надевает на себя карнавальную маску материального объекта и иллюзорно выдает себя за материальный объект, независимый от человека. Называемое объективными телами нуждается в проверке с целью уточнения, действительно ли тела являются телами, а не психическими отражениями. Действительность может быть действительностью, а может быть мыслительной идеей, иллюзорно считаемой реальной действительностью.
18 марта 2013 года Макушинский районный суд Курганской области вынес приговор врачу-педиатру. Установлено, что 29 ноября 2011 года в городе Макушино к участковому врачу-педиатру обратилась местная жительница по поводу болезненного состояния ребенка — кашель, высокая температура, отсутствие аппетита; женщина сообщила, что ребенок мог проглотить металлическую монету. Однако врач не назначила рентгеноскопическое обследование; врач назначила лечение от острого респираторно-вирусного заболевания, в соответствии с установленным диагнозом — ОРВЗ. Через три недели ребенок умер. Вскрытие показало, что поставленный диагноз был иллюзорным (педиатром не совершено философское перевертывание, и врачебные размышления принимались как объективная реальность), а действительный диагноз состоял в том, что проглоченная монета вызвала химическую реакцию в кишечнике, в том месте, где к кишечнику примыкает крупная артерия; от химической реакции стенка кровеносного сосуда стала тонкой и произошел разрыв стенки; смерть наступила от внутренней массивной кровопотери. Врач-педиатр была приговорена к двум годам лишения свободы.
Согласно статистическим исследованиям Льва Владимировича Кактурского, одного из главных российских патологоанатомов, расхождение между клиническими (прижизненно поставленными) диагнозами и патологоанатомическими диагнозами, колеблется в пределах от 10 до 20%, во многих странах, включая Россию.
Пока пациент жив, врачи не знают, каков диагноз будет поставлен патологоанатомом в процессе вскрытия. Врачи идут обходным путем, не пользуясь результатом патологоанатомического вскрытия, когда врачи назначают пациенту то или иное лечение. Врачи выкручиваются собственными силами, и не просят подсказки у патологоанатомов по поводу правильного диагноза (поскольку невозможно сделать патологоанатомическое вскрытие еще живому пациенту), хотя всем известно, что диагноз от патологоанатома имеет объективный характер. Результат патологоанатомического исследования объективен, но это объективное не является основой, которую можно взять как первичное и из которой выводится тот или иной способ лечения пациента, из которой выводится представление врачей о болезни. В соответствии с кантианской философией, врачи не умеют ставить прижизненные диагнозы, используя объективный источник информации, представляющий собой патологоанатомическое исследование. Такое неумение, сопровождаемое неспособностью сопоставить прижизненный диагноз с диагнозом от патологоанатома, приводит к ошибкам во врачебных диагнозах, составляющих примерно 10-20%.
Диагнозы, которые ставят врачи, и болезни, от которых лечат врачи, суть не настоящие элементы мира, поскольку они опровергаются диагнозами и болезнями, становящимися известными патологоанатомам после вскрытия.
В 1969 году издана книга «Ленин как философ». Один из соавторов книги, профессор философии Подосетник В. М., написал: «Если субъект познания «свободен» от объекта и может по своему усмотрению, не считаясь с действительностью, создавать символы, знаки и оперировать ими, то это неизбежно разгораживает субъект и объект, ведет к потере объективности научного познания».
Если написанное Подосетником приложить к врачебной деятельности, то получится: если врач считает себя свободным от объективного диагноза, который будет поставлен патологоанатомом после вскрытия, если врач не пытается поставленный им прижизненный диагноз сравнить с диагнозом от патологоанатома, если врач создает в своей голове представление о болезни, не считаясь с диагнозом от патологоанатома, то это неизбежно разгораживает врача и болезнь. Патологоанатомы дают абсолютное знание, но врачи свое относительное знание (прижизненные диагнозы) не пытаются сопоставить с абсолютным знанием, чтобы относительное знание привести в соответствие с абсолютным знанием.
О чем спорили между собой Ленин и эмпириокритики? Ленину потребовалось взойти на максимум своих философских способностей, чтобы доказать объективный характер абсолютного знания и объективный характер относительного знания, хотя эти два вида знания отличаются друг от друга (подобно тому, как абсолютное знание о болезни, имеющееся у патологоанатома, отличается от относительного знания, имеющегося у обычных врачей-терапевтов). Абсолютное играет важнейшую роль в приблизительном приближении относительного к абсолютному, утверждал Ленин. Эмпириокритики не соглашались с Лениным, и настаивали на том, что отличие относительного от абсолютного свидетельствует о необъективном характере относительного. Абсолютное неизвестно, и не может играть существенной роли в процессе выяснения приближения относительного к абсолютному (аналогично тому, как диагноз от патологоанатома не играет роли при попытке врача привести прижизненный диагноз в соответствие с патологоанатомическим диагнозом). Нет сомнений в том, что врач желает сообразовать поставленный им прижизненный диагноз с диагнозом от патологоанатома, но возникшее желание нельзя объявлять реалистичным, осуществимым желанием.
Врачи лечат не от тех болезней, которые имеются у пациентов, а от тех болезней, которые отразились в головах врачей. То, что врачи называют болезнью и от чего лечат, есть абстракции, опирающиеся на чувственные данные, которые подвергнуты упорядочиванию для выявления закономерности.
Ленин привел в своей философской книге, на страницах 33, 148, 249, высказывания Маха, о том, что называемое вещами есть мысленный символ, опирающийся на закономерную связь чувственных данных. Такая точка зрения названа Лениным идеалистической точкой зрения. Точка зрения Маха имеет такой же смысл, какой смысл имеют вышеприведенные высказывания относительно диагнозов.
Поскольку точка зрения Маха названа Лениным идеалистической, то надлежит называть идеалистической точку зрения «врачи лечат не от тех болезней, которые имеются у пациентов, а от тех болезней, которые отразилась в головах врачей; что врачи называют болезнями и от чего лечат, есть умственные символы».
kkamliv вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.04.2017, 16:00 Вверх   #34
kkamliv
Близкий(ая) родственник(ца)
 
Сообщения: 111
Репутация: 10
Пол: Мужской
По умолчанию

Глава 10. Картина мира. Упрощенная трактовка принципа фальсификационизма Поппера. Приближается ли относительное к абсолютному?


Практическая деятельность людей направлена на реализацию потребительского отношения к окружающему миру, и в ходе потребления совершаются попытки осмыслить природные явления (вложить смысл в природные явления, чтобы стало понятным). Первоначальная цель постижения окружающего мира — расширить удовлетворение потребностей и уменьшить влияние того, что ухудшает жизнь (приспособление человека к среде проявляется в том, что среда подвергается приспособлению к человеку). «Существенной и ближайшей основой человеческого мышления является именно изменение природы человеком, а не природа как таковая, и разум человека развивается соответственно тому, как человек научался изменять природу» (Фридрих Энгельс, «Диалектика природы»). Плодоношение полей зависит от ила, выносимого рекой Нил на берега, и поля нужно подготовить к очередному разливу Нила и поступления на поля речного ила; восход Солнца на фоне какого-либо созвездия, или закат Солнца на фоне того или иного созвездия дает информацию о времени будущего разлива и перенос речного ила, и поэтому наблюдение за небесным движением светил является жизненной необходимостью. Ощущения и эмоции выполняют функцию сигнализации об успешности или не успешности выполнения деятельности, соответствия или несоответствия предметов и явлений потребностям и интересам человека. В процессе познания окружающего мира и своего места в мире, в сознании человека закрепляются (и сохраняются) знания, умения, навыки, типы поведения. Знания и умения играют вспомогательную роль в процессе углубляющегося удовлетворения потребностей. Возникает психологическая потребность нарисовать в своем сознании некую картину, отображающую человека и результаты его познавательной, практической деятельности, и помогающую ориентироваться в бытии. Совокупность результатов познавательной деятельности, устойчивых представлений, определяемых данным уровнем развития общественного производства, техники, науки, культуры и системы общественных отношений образует определённую картину мира. Составной частью картины мира является изображение процесса получения и аргументации знания. Представления об окружающем мире основаны на всей совокупности доказанных фактов и установленных причинно-следственных связей, что позволяет с определённой степенью уверенности делать способствующие развитию человеческой цивилизации прогнозы о прошедших, настоящих и будущих свойствах мира внутри человека и вне человека. Научная картина мира, хотя и может составлять значительную часть мировоззрения, никогда не является его адекватной заменой, так как в своем индивидуальном бытии человек нуждается как в эмоциях и художественном или чисто бытовом восприятии окружающей действительности, так и в представлениях о том, что находится за пределами достоверно известного или на границе неизвестности, которую предстоит преодолеть в тот или иной момент в процессе познания. Картины мира представляет собой руководящие установки, которые определяют способ восприятия и осмысления эмпирического и теоретического материала, и в силу этого навязывает человеку представление о том или ином соотношении человеческого и нечеловеческого, взятое во всех ракурсах: онтологическом, теоретико-познавательном, ценностном, деятельностном. Навязывание вызывает ответную реакцию — критичность, сомнение в эффективности планируемой деятельности, исследование особенностей восприятия в аспекте влияния желательного на обнаруживаемое, изучение шизофрении, мании величия и иных повреждений внутреннего мира человека с целью выявления их влияния на формирование знания; поиск факторов, затрудняющих познание или искажающих познание.
Картина мира есть мысленный символ, опирающийся на чувственные данные, которые подвергнуты упорядочиванию для выявления закономерности.
Эрнст Мах говорил о том, что называемое вещами есть мысленный символ, опирающийся на закономерную связь чувственных данных.
Человек познает мир и по результатам познания создает картину мира. По мнению некоторых философов, исследованием занимается не только человек, но и нечеловеческое существо. Оно обладает непревзойденными познавательными способностями, намного опережая людей. Нечеловеческое существо изучает мир, окружающий человечество, и, исходя из изученного, создает истинную картину мира. Затем нечеловеческое существо производит сравнение двух картин мира, — картины мира, созданной человечеством, и картины мира, созданной нечеловеческим существом. Обнаружив, что первая картина мира по своему содержанию на протяжении веков приближается к содержанию второй картины мира, нечеловеческое существо таинственным образом сообщает об этом избранным людям.


Критичность по отношению к картине мира таким образом обозначена Львом Семеновичем Бергом: «Наука чтит своих духовных вождей, своих Аристотелей, Коперников, Ньютонов, Ломоносовых, Лавуазье, Кантов, но не творит из них кумиров. Каждое из их положений может быть оспариваемо и, действительно, оспаривалось. Никому и в голову не придет считать выводы этих гениев непогрешимыми. Научное беспристрастие заставляет чтить гениев и тогда, когда их идеи оказываются отвергнутыми или отошедшими на задний план. Девиз науки — терпимость, ибо наука чужда фанатизма, преклонения перед авторитетами. Перефразируя слова Фулье, можно сказать, что единственный абсолютный закон, которому повинуется мораль науки, — это предписание никогда не поступать так, как будто владеешь абсолютной истиной. Главная обязанность ученого, говорит Бертло, не в том, чтобы доказать непогрешимость своих мнений, а в том, чтобы всегда быть готовым отказаться от всякого воззрения, представляющимся недоказанным, или всякого опыта, оказывающимся ошибочным. Ученый обязан считаться и с взглядами, противоречащим своим научным воззрениям. Не существует никакого другого поручительства в истинности какого бы то ни было мнения, кроме того, что каждому человеку предоставляется полная свобода доказывать его ошибочность»(«Наука. Ее смысл, содержание и классификация», 1922 год).
Геолог из США Томас Чемберлин в 1904 году сочинил гипотезу о возникновении планеты Земля и других планет: недалеко от Солнца пролетела звезда и силой своей гравитации вырвала из Солнца некоторую часть солнечной материи, и одновременно с этим Солнце вырвало из звезды часть звездного вещества; звездное вещество остыло, затвердело, и образовало планеты.
Чемберлин оставил свой след не только в геологии и астрономии, но и в философии. Им сказано, что неприятные последствия бывают от чрезмерных симпатий ученого к выдвинутой им гипотезе. «В тот момент, когда кто-ни¬будь предлагает свое оригинальное объяснение какого-нибудь явления, кажущееся ему удовлетворительным, у него рождается любовь к своему интеллектуальному отпрыску; и по мере того, как это объяснение выра¬стает в определенную теорию, родительская привязанность к этому отпрыску тоже растет, и он становится все более дорогим... Бессозна¬тельно начинается также нажим на теорию, чтобы приспособить ее к фактам, и нажим на факты, чтобы подогнать их под теорию... для того, чтобы избежать этой серьезной опасности, предлагается метод множественных рабочих гипотез. Он отличается от простой рабо¬чей гипотезы тем, что распределяет усилия и уменьшает привязанности... Каждая гипотеза подсказывает свои собственные критерии, свои собст¬венные средства доказательства, свой собственный метод выявления истины, и если какая-то группа гипотез охватывает предмет со всех сто¬рон, общий результат применения средств и методов будет богатым и полным».
По Чемберлину, этот метод подспудно развивает способности к сложному мышлению и этим способствует адекватному отображению окружающей действительности в научной картине мира. Каждая гипотеза беспрепятственно выискивает недостатки в иной гипотезе, и за счет этого недостатки устраняются.
Выражаясь современным философским языком, Чемберлин настаивал на том, чтобы происходил сдвиг парадигмы.

Каждая вещь представляет собой тройственность вещи — вещь, использование вещи, причина ее существования.


Владимир Николаевич Игнатович в книге «Введение в диалектико-материалистическое естествознание» пишет: «В содержании истинной теории какого-либо явления (объекта) не должно быть иного содержания, кроме того, что имеется в самом явлении (объекте)».
Можно изучить теорию и понять содержание теории. Что нужно сделать для выявления чего-то лишнего в теории, по сравнению с объективной реальности, или для выявления того, что в содержании теории чего-то не хватает? Нужно сопоставить содержание теории с содержанием объекта. Но Игнатович ничего не говорит о том, каким способом можно установить содержание природного явления. Молчание в этом вопросе заставляет предположить, что нечеловеческое существо сообщает Игнатовичу подробную информацию о природном явлении, из этого развернутого сообщения Игнатовичу становится известным содержание природного явления, и путем сопоставления Игнатович выявляет, имеется или не имеется в теории постороннее содержание, не относящееся к содержанию природного явления.
Игнатович не сообщает читателям своих книг, каким образом читатели смогут установить содержание природного явления, чтобы сопоставить и убедится в том, что в содержании теории нет иного содержания, кроме того, что имеется в самом природном явлении. Игнатович не предоставил читателям книги инструкцию о том, как читатели могут достигнуть цели, обозначаемой словами «В содержании истинной теории какого-либо явления (объекта) не должно быть иного содержания, кроме того, что имеется в самом явлении (объекте)». Когда Игнатович пишет философские слова, то в его философскую голову не приходит мысль, что у читателей его книг, не имеющих настоящего философского мышления, возникнет стремление воплотить в жизнь слова Игнатовича, — но осуществление будет невозможным от того, что Игнатович не рассказал о процедуре воплощения. Игнатович не догадывается о том, что нужно писать такие слова, из которых читателю становится понятным, как ему, читателю, использовать на практике написанное в книге Игнатовича. Игнатович не догадывается, что написанное им должно быть не догмой, а руководством к действию.
Формулировка Игнатовича «В содержании истинной теории какого-либо явления (объекта) не должно быть иного содержания, кроме того, что имеется в самом явлении (объекте)» представляет собой онтологический аспект теории познания. Имеется и гносеолого-практический аспект, — что должен сделать человек, чтобы ему стало известно содержание, называемое Игнатовичем иным? Игнатович обходит молчанием гносеолого-практический аспект.
Некий философ произнес абстрактные слова: «Слова разделяются на две группы: одну группу слов составляют слова, которые служат для выражения как истины, так и заблуждения; другую группу слов составляют слова, которыми выражаются исключительно истинные суждения». Абстрагирование иногда наблюдается как симптом шизофрении.
Трудно ли изучать философию? Когда философию преподают философы, страдающие абстрактно-словесным поносом, — трудно. Нужно иметь крепкие нервы и насмешливо-саркастическое отношение к философам, чтобы углубленно изучать философию.
Сторонник диалектико-материалистической философии В.Н.Игнатович убежден в неэквивалентности двух суждений: «давление газа в баллоне было рано десяти атмосфер, но потом давление исчезло» и «давление газа в баллоне было равно десяти атмосфер, но затем давление снизилось до нуля». Об отсутствии эквивалентности Игнатович рассказал на страницах своей книги «Введение в диалектико-материалистическое естествознание».
В.Н.Игнатович не написал о том, какими опытами можно было бы проверить неэквивалентность двух указанных им суждений.
Очевидно, для проведения экспериментов нужно иметь два манометра различной конструкции, один из которых позволяет обнаружить нулевое давление, а другой позволяет обнаружить отсутствие давления. Однако научно-техническая революция еще не дошла до стадии, на которой возможно создание манометров, совершающих такое измерение.
Поскольку Игнатович смог найти различие между отсутствием давления, и давлением, равным нулю, то можно посоветовать Игнатовичу найти различие между стереоскопическим зрением и бинокулярным зрением.
Когда Самнер и Нортроп впервые получили пищеварительные ферменты в кристаллическом виде, то они писали о ферментах такие слова, которые можно проверить опытным путем. Эйкман, Хопкинс, Фанк, Макколам, Дэйвис, Драммонд, Коэн, Мендель, Сент-Дьерди, Кинг, Кербет, Сцент-Гьерги, Бессонов изучали тот или иной витамин, и свои исследования они описывали словами, которые можно проверить опытным путем. Философ Рей рассказывал о том, что физико-химические науки находятся в кризисе, и при этом свои мысли Рей выражал словами, которые можно проверить посредством наблюдения за наукой. Менделеев свои мысли о химических элементах излагал словами, которые можно проверить опытным путем. Лауэ составил свой рассказ о длине волны рентгеновских лучей так, что рассказ можно было проверить опытным путем. В отличие от Владимира Игнатовича, Эрнст Мах при изложении своих философских и физико-физиологических взглядов пользовался словами, которые можно проверить опытным путем. Мах описывал свои размышления о природе и познании так, чтобы наличествовали благоприятные условия для критиков, стремящихся выявить ошибки в размышлениях.
Каждый исследователь обязан подсказать своим оппонентам, каким образом можно подвергнуть провозглашенную исследователем теорию проверке, для выявления ее ошибочности.
Декарт и Кеплер имели объяснение того, почему Луна не падает на Землю, почему планеты безостановочно вращаются вокруг Солнца, и свои объяснения эти исследователи выразили словами, которые невозможно было проверить опытным путем. Показатель преломления прозрачной среды приблизительно (но не точно) равен отношению скорости света в пустоте и скорости света в рассматриваемой среде. Отсутствие точного равенства Рейли в 1881 году объяснял при помощи двух скоростей: скорости света совокупности нескольких цветов (эта скорость, немного меньшая, наблюдается в экспериментах), и скорости света узко выделенного цвета (эта скорость немного больше, и она не обнаружена в экспериментах). Теорию Рейли невозможно проверить опытным путем, и Рейли излагал свою теорию словами, не подтверждаемыми экспериментально.
Игнатович прочитал книги, написанные Декартом, Кеплером, Рейли, и Владимир Николаевич Игнатович задумался: эти великие люди писали слова, которые невозможно проверить опытным путем, и могу ли я уподобиться этим великим людям, и тоже писать слова, не проверяемые экспериментально? После непродолжительного размышления Игнатович пришел к выводу: могу.
Игнатович нашел свое место в идейной борьбе, в которой принимают участие философы, разрешающие сами себе писать экспериментально непроверяемые слова, и философы, возглавляемые Эрнстом Махом, запрещающие сами себе писать слова, которые невозможно проверить опытным путем.
Заявление Игнатовича о различии давления, равного нулю, и исчезнувшего давления, подлежит экспериментальной проверке, однако это затруднено, так как Игнатович не сообщил, каким способом можно убедиться в правильности или ошибочности концепции.
Естествоиспытатель должен создавать концепции, направляющие мысли к способу проверки с целью выявления правильности или ошибочности концепции. Естествоиспытатель должен создавать концепции, позволяющие мысленно представить процедуру проверки концепции.
kkamliv вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.04.2017, 16:00 Вверх   #35
kkamliv
Близкий(ая) родственник(ца)
 
Сообщения: 111
Репутация: 10
Пол: Мужской
По умолчанию

Представление о природном явлении должно указывать на совершение человеком какого-либо полезного действия, и осуществимость действия (или хотя бы создание мысленного представления о процессе осуществления) является существенным компонентом представления о природном явлении.
В 27-й главе «По ту сторону конкретного» продолжается обсуждение вопроса о том, что представление о существующем в окружающем мире должно быть не догмой, предназначенной только для того, чтобы о ней рассказывать с кафедры и воспроизводить ее на экзаменах, а должно быть руководством к действию, согласно первоисточнику.


«Лишь когда естествознание и историческая наука впитают в себя диалектику, лишь тогда весь философский скарб, — за исключением учения о мышлении, — станет излишним, исчезнет в положительной науке»(Ф.Энгельс, «Диалектика природы», Сочинения, т.20, с.525).
Заявленное Энгельсом представляет собой онтологический аспект — процесс должен развиваться так, чтобы произошло впитывание диалектики. Но не меньшее значение имеет и гносеолого-практический аспект, — что должен сделать человек, чтобы ему стало известно о впитывании?
Энгельс имел обязанность сообщить, какими способами можно установить, что естествознание впитало или не впитало в себя диалектику. Однако Энгельс проигнорировал свои обязанности, и не предоставил надлежащую информацию. По этой причине затруднительно проверить степень пропитанности диалектикой естествознания (30%, 70%, или 90% пропитанности). Не найден ответ на вопрос: что нужно сделать для того, чтобы стала известной глубина впитывания диалектики в естествознание?
Многим людям известны способы измерения относительной влажности или относительной деформации, но никому не известны способы измерения относительной впитываемости диалектики. Впитываемость диалектики чрезвычайно трудна для научного исследования.
Как сказал Д.И.Менделеев, наука начинается тогда, когда начинают измерять. Поскольку высказывание Ф.Энгельса о впитываемости не касается измерений, высказывание непроверяемо и неизмеряемо, то в свете точки зрения Менделеева, энгельсово высказывание не имеет отношения к науке.
Исследователь должен создавать концепции, направляющие мысли к способу проверки протекания процессов, изображаемых в концепции. Исследователь должен создавать концепции, позволяющие мысленно представить процедуру проверки концепции.
Степень пропитанности должна определяться путем сравнения с некоторой эталонной пропитанностью. Однако Фридрих Энгельс ничего не сказал об пропитанности диалектикой, взятой как эталон. Вследствие этого, невозможно определить, насколько близко приблизилась реальная пропитанность к эталонной пропитанности.
Любопытно отметить, что Лев Борисович Баженов, автор книги «Строение и функции естественнонаучной теории», изданной в 1978 году, написал фразу, которую можно квалифицировать как направленную против Фридриха Энгельса — «Требование принципиальной проверяемости теоретических представлений является глубоко материалистическим по своему духу, направленным против введения в науку таинственных, неуловимых "вещей в себе"».
Впитываемость диалектики является неуловимым процессом, нераскрываемым при помощи экспериментов, и такая впитываемость не должна фигурировать в науке. Разве что нечеловеческое существо обладает способностью измерять впитываемость диалектики, и нечеловеческое всеведущее существо сообщает людям соответствующие сведения.


По сути дела, Рихард Авенариус ставил на первое место вопрос: что должен сделать человек, чтобы ему стало известно о существующем в окружающем мире; на второе место поставлен вопрос о том, что существует в мире. Постановка вопросов в такой последовательности вызвала нарекания со стороны В.И.Ленина, и была охарактеризована как недостаточность объективности. По мнению Ленина, у людей имеется возможность ставить вопросы (и отвечать на них) в обратной последовательности.


Владимир Николаевич Игнатович установил связь с нечеловеческим существом, и от него получает информацию о том, как устроен мир. Эта информация помогает Игнатовичу устанавливать, насколько близко теории приблизились к устройству мира. Владимир Ильич Ленин также смог наладить связь с нечеловеческим существом, и устанавливать факт приближения содержания физических и химических теорий к содержанию мира. «Крупный успех естествознания, приближение к таким однородным и простым элементам материи, законы движения которых допускают математическую обработку…»(«Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.326).
Одни люди получают информацию от нечеловеческого существа, другие люди не получают. В соответствии с этим, люди подразделяются на тех, кто признает факт приближения физических и химических теорий к содержанию природы, и на тех людей, кто отрицает факт приближения. Люди, не установившие связь с нечеловеческим существом, завидуют тем, кому нечеловеческое существо поставляет информацию, недоступную для человеческого познания, и чувство зависти заставляет отрицать факт приближения.
Одни люди получают информацию от нечеловеческого существа, и это позволяет говорить им о приближении относительного к абсолютному, субъективного к объективному (как об этом говорил В.И.Ленин на страницах 328 и 329 своей философской книги). Другие люди не получают информацию от нечеловеческого существа, и это позволяет говорить им только о приближении относительного к относительному, субъективного к субъективному.
Те, кто не получает информацию от нечеловеческого существа, из-за зависти называют догмой провозглашаемое людьми, наладивших контакт с нечеловеческим существом.


«Энгельс, разоблачая непоследовательного и путаного материалиста Дюринга, ловит его именно на том, что он толкует об изменении понятия времени (вопрос бесспорный для сколько-нибудь крупных современных философов самых различных философских направлений), увертываясь от ясного ответа на вопрос: реальны или идеальны пространство или время? суть ли наши относительные представления о пространстве и времени приближения к объективно-реальным формам бытия?»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.182).
Нечеловеческое существо располагает убедительными доказательствами того, что пространство и время есть объективно-реальные формы бытия, и что происходит приближение к ним. Евгений Дюринг не смог установить связь с нечеловеческим существом, и не смог получить от нечеловеческого существа информацию о доказательствах насчет объективности пространства и времени, о доказательствах по поводу приближения. В распоряжении Евгения Дюринга имелись человеческие доказательства, и по этим доказательствам он не смог определить, что пространство и время являются объективными и что имеет место приближение. Дюринг придерживался имеющихся сомнительных доказательств, и по причине сомнительности доказательств он увернулся от ясного ответа на вопрос: реальны или идеальны пространство и время?
Евгений Дюринг не смог провести эксперименты, доказывающие объективность и приближение. Он не хотел выходить за пределы опытов и экспериментов, не хотел высказываться об окружающем мире так, чтобы высказывания имели недостоверное содержание, не хотел путать читателей своих книг недостоверными высказываниями (путем вставления словечек туда, где не хватает верных мыслей, как заметил Карл Маркс), и по этой причине он был назван непоследовательным и путаным материалистом. Непоследовательный и путаный материалист Дюринг нуждался в экспериментальных доказательствах, доказывающих соответствие между объективной реальностью и высказываниями.
Последовательные материалисты не нуждаются в проведении экспериментов, чтобы произнести высказывание по поводу того, суть ли наши относительные представления о пространстве и времени приближения к объективно-реальным формам бытия.
Перед Дюрингом и многими другими материалистами стояла материалистическая задача: способами, независимыми от человека, установить, что пространство и время существуют независимо от человека. Выполнение такой задачи оказалось непосильным для Дюринга (поскольку Дюрингу не были подвластны способы, не зависимые от него); невыполнение задачи вызвало критику в адрес Дюринга.
Нечеловеческое существо познает окружающий мир независимо от человека, и через это может быть решена указанная задача.


Нечеловеческому всезнающему существу известны свойства сжатого воздуха. Подобно тому, как некоторые философы устанавливают связь с нечеловеческим существом, и на основании получаемой информации приходят к выводу о приближении результатов научных исследований к объективной реальности, так и Петр Леонидович Капица мог бы обратиться за помощью к нечеловеческому существу для получения нужной для создания ожижителя воздуха информацией о свойствах сжатого воздуха. Но Капица не получил информацию. По причине незнания свойств сжатого воздуха, конструкцию изобретаемого ожижителя Капица не приводил в соответствие с объективными свойствами сжатого воздуха. Объективно существующий дефект в конструкции первых образцов ожижителя воздуха не отразился в сознании Капицы (в тот момент времени, когда дефект имел проявление в виде наблюдаемом низком коэффициенте полезного действия ожижителя воздуха). Объективно существующий дефект не воздействовал на Капицу таким образом, чтобы возникло копирующее отражение.
Патологоанатом в ходе вскрытия умерших пациентов получает достоверную информацию о болезни. Большинство врачей при лечении еще не умершего пациента не обращаются к патологоанатому для получения достоверной информации о болезни, имеющейся у живого пациента (эта информация появиться у патологоанатома после вскрытия этого пациента, после его смерти). Большинство врачей не способны поставить диагноз еще живому пациенту таким образом, чтобы диагноз привести в соответствие с диагнозом от патологоанатома. То, что отражается в голове патологоанатома и является объективным, не отражается в голове врача, пока пациент жив. Объективно существующая болезнь не воздействует на органы чувств врачей таким образом, чтобы возникло копирующее отражение.
В книге «Анти-Дюринг» Фридрих Энгельс требовал от естествоиспытателей, чтобы они представления о действительности выводили из самой действительности, чтобы представления о действительности приводились в соответствие с действительностью. Однако выполнимо ли требование Энгельса? Капица и врачи оказались бессильны создать в своих головах представления и эти представления привести в соответствие с объективной действительностью. Для того, чтобы действительность сыграла важную роль в исследованиях, необходимо отражение действительности в головах исследователей. Но если действительность не отражается в головах, то действительность не может использоваться в исследованиях.
Проблема, связанная с незнанием действительности, не может быть устранена посредством пропаганды и агитации, направленной на доказывание объективного существования действительности. Быть философом-материалистом и повторять мантры про независимость действительности от человека, непроизводность объекта от субъекта — это хорошо, и достаточно для чтения лекций студентам и аспирантам, но недостаточно для возникновения копирующего отражения. Чтобы быть материалистом и проводить исследования по-материалистически (как требовал Энгельс: представления приводить в соответствие с действительностью), к мантрам об объективности действительности необходимо добавить знание о действительности.
Одна из сторон философии Иммануила Канта состояла в том, что был поставлен вопрос, и дан положительный ответ на вопрос, относительно возможности проведения исследований в условиях незнания действительности. Петр Леонидович Капица воспользовался возможностями, предоставленными кантианской философией, и провел исследование в условиях невозможности привести представление в соответствие с действительностью, которая неизвестна.
Энгельс критиковал своих философских противников, и в ходе критики Энгельс не концентрировал свое внимание на том, в каких условиях требовали проводить исследования философские противники Энгельса — в условиях знания действительности, или в условиях незнания действительности.
В действительном мире есть многое неизвестное, и оно должно подвергаться исследованию, с учетом того, что оно неизвестно. Исходным пунктом исследования является неисследованное. Философские противники Энгельса говорили об осуществлении исследований таким образом, чтобы не происходило приведение представлений в соответствие с действительностью (которая неизвестна из-за неисследованности). Энгельс не соглашался с такими исследованиями, т.к. имелся более лучший, по мнению Фридриха Энгельса, вариант осуществления исследований, т.е. вариант с приведением представлений в соответствие с действительностью. Но на самом деле, предлагаемый Энгельсом вариант был не лучшим, а худшим вариантом (вариант от Энгельса требовал от исследователей иметь в своем распоряжении то, чего не могли раздобыть исследователи).
Вариант от Энгельса рекомендовал исследователям иметь большое количество информации, вариант от философских противников Энгельса позволял исследователям иметь малое количество информации (в связи с неисследованностью).
Вариант от философских противников Энгельса признавал объективный характер диагноза, поставленный патологоанатомом после вскрытия, и разрешал врачу не приводить диагноз (и лечение) в соответствие с объективными диагнозом от патологоанатома. Вариант от философских противников Энгельса разрешал врачу не вести пропаганду и агитацию (пока пациент жив) по поводу того, что прижизненный диагноз приблизительно приближается к диагнозу от патологоанатома. Какая врачу польза от того, что поклонники энгельсовской философии с пеной у рта доказывают объективный характер результатов патологоанатомических вскрытий и сообщают, что в прошлом году прижизненные диагнозы были приблизительными копиями патологоанатомических диагнозов? Разве разговоры поклонников энгельсовской философии насчет объективности диагнозов от патологанатома, реальности (не продукт человеческого мышления, якобы совершающего полагание) болезней, прошлогодних данных о приблизительной копийности прижизненных и патологоанатомических диагнозов, необходимости приведения прижизненных диагнозов в соответствие с объективными диагнозами от патологоанатома, помогают врачу исполнять свои профессиональные обязанности?
В 1845 году немецкий астроном Иоанн Галле составил подробную таблицу координат орбиты планеты Уран в промежутке времени от начала восемнадцатого века до середины девятнадцатого, и Галле высказался о существовании неизвестной планеты, нарушающей «правильную» орбиту Урана; об этом Галле сообщил многим ученым, в том числе французскому астроному Леверье. Урбен Леверье на основе таблиц движения Урана, составленных Иоанном Галле, рассчитал орбиту неизвестной планеты, и указал то место небосвода, где могла находиться планета в сентябре 1846 года. Получив сообщение от Леверье, Галле направил свой телескоп в указанную точку, и увидел новую планету.
На протяжении одного года представление Галле не приводилось в соответствие с объективной реальностью, т.к. реальность была неизвестной. Реальность стала известной только тогда, когда реальность была обнаружена при помощи телескопа. На протяжении одного года Галле не мог ответить на вопрос: является ли приблизительно-копирующим приближением к объективной реальности его размышления о существовании неизвестной планеты? На протяжении года Галле увертывался от ясного ответа на вопрос: реальны или идеальны его представления о неизвестной планете, реальна или идеальна неизвестная планета? Объективно существующая в 1846 году неизвестная планета не воздействовала на Галле таким образом, чтобы возникло копирующее отражение в 1845 году. Галле и Леверье не воспользовались советами Энгельса и ему подобными философами относительно порядка проведения копирующих исследований: начала убедиться в объективном существовании планеты, потом приниматься за построение в голове представления о траектории планеты (чтобы обеспечивалась тесная связь действительности и представления о действительности, и тесная связь приведет к копирующему соответствию представления о действительности с реальной действительностью, как написано в книге «Анти-Дюринг»).
kkamliv вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.04.2017, 16:01 Вверх   #36
kkamliv
Близкий(ая) родственник(ца)
 
Сообщения: 111
Репутация: 10
Пол: Мужской
По умолчанию

Глава 11. Принципиальная координация. Тенденциозность и пристрастность среди ученых. Вернадский о принципиальной координации.


Вещи бывают отвратительные и приятные, желательные и нежелательные, известные и неизвестные, свои и чужие. Вещи вызывают чувство удовольствия или неудовольствия (и другие чувства, например, чувство неизвестности, чувство надежды или страха), и вызываемые чувства используются как характеристика вещей. Чувства, характеризующие вещи, состоят из элементов: горькое, сладкое, теплое, холодное, светлое, темное, громкое, тихое, свистящее, гудящее и т.п. При помощи чувств (и входящих в их состав элементов) производится обозначение вещей (и также обозначение мыслей, которые являются воспоминаниями о вещах). Чувства обладают свойством обозначать «мысли» или «вещи». С одной стороны, вещи вызывают чувства, с другой стороны, чувства обозначают вещи; чувства, обозначенные как вещи и как воспоминая о вещах, подразделяются на более мелкие структурные элементы. Когда мы говорим о составных частях окружающей среды, о вещах или мыслях, о цветах или неудовольствии и т.д., как о чувствах, то этим часто обозначаются лишь чувства, рассматриваемые отвлеченно от человека, испытывающего чувства. Рассматриваемое отвлеченно от человека обычно называться материальным содержанием того, что на самом деле является совокупностью опыта «среда» и опыта «Я». Опыт «звук», «солнечный свет», «преломление лучей» и т.д. содержит в себе человеческого индивида, делающего такое высказывание; следовательно, в опыте «звук», «солнечный свет», «преломление лучей» и т.д. произведена абстракция от заключающегося в опыте индивида. Хотя в опыте «Я» можно произвести абстракцию (отвлечься) от «среды», а опыт «среда» можно рассматривать отвлеченно от опыта «Я», однако так называемое «Я» не бывает без «среды», и опыт «среда» не бывает без того, чтобы в этом опыте не заключалась бы и так называемое «Я». Опыт «дерево перед нами», опыт «трепетание листьев» могут становиться предметом психологии, именно поскольку мы можем мыслить их известным образом в связи с высказывающим индивидом и в этой связи в определенной степени (логически) зависящими от свойств этого индивида. Высказывание, описание, представление есть обусловленное, индивид есть обуславливающее. Определение, понимание среды есть деятельность человеческого ума; условием, при котором дерево или лист могут быть определены, является существование индивида, совершающего определение. Так излагал Рихард Авенариус учение о принципиальной координации.
Согласно смыслу принципиальной координации, условием, при котором количество деревьев, растущих на острове, может стать известным, является существование индивида, совершающего подсчет количества. Не может быть так, чтобы никто не подсчитывал количество деревьев на острове, но известно количество деревьев на острове. Если известно количество деревьев на острове, то необходимо примыслить человеческого субъекта, сосчитавшего количество деревьев и сообщившего о результатах подсчета. С точки зрения здравого смысла, если никто не производил подсчет деревьев на острове, то количество деревьев является сомнительным или недействительным.
У материалистов — противоположная точка зрения. Сомнительность в количестве деревьев возникает в том случае, когда какой-либо субъект участвовал в подсчете деревьев, и возникла зависимость от субъекта. Чтобы устранить влияние субъекта на объективное количество деревьев на острове, надо отмыслить подсчитывающего субъекта. Нет подсчитывающего субъекта – нет зависимости количества деревьев от субъекта, нет опасности субъективного идеализма. Несомненным знанием о количестве деревьев на острове является обезличенное знание, т.е. знание, в возникновении которого не участвовал человек.
(Третья точка зрения — обезличенное знание появляется после того, как многочисленные субъекты различными способами проверили одно и тоже знание.)
Никто не имеет права заявлять о конкретном объективном количестве деревьев на острове, вне применения человеческой подсчитывающей способности. Таково идеалистическое мировоззрение авенариусовского толка. Материалисты не согласны с идеалистами; материалисты возражают против того, как Авенариус и ему подобные идеалисты тесно связывают друг с другом применение человеческой подсчитывающей способности и объективное количество деревьев на острове. Материалисты ведут борьбу против тесной связи, о которой заявил Авенариус; они считают своим долгом разорвать упомянутую связь, и для осуществления разрыва материалисты говорят: объективное — вне зависимости от тех или иных человеческих способностей, и поэтому нет нужды применять человеческую подсчитывающую способность. Если знание о количестве деревьев, растущих на острове, рассматривать неразрывно (связанно) с тем, что кто-то подсчитал количество, то получится авенариусовский идеализм. Если совершить разрыв, и количество деревьев не связывать с тем, что кто-то подсчитывал количество деревьев, то получится ленинский материализм.
Если отмыслить субъекта, то можно не обращать внимание на субъекта; если исключить субъекта из рассмотрения, то этим будет достигнута высокая степень объективности (высочайшая объективность количества деревьев на острове).
Независимыми от человеческих способностей являются и те объекты, которые люди знают, и те объекты, которые люди не знают. Таково материалистическое мировоззрение, объясненное в книге «Материализм и эмпириокритицизм», например, на странице 331. Чтобы сохранить независимость от человеческих способностей, можно и нужно изолировать объект от человеческих способностей. Недостаток объективного момента в учении Авенариуса состоял в том, что он не смог по-материалистически, по-ленински отмыслить подсчитывающего субъекта (с.66, 67, 77). Требование естествознания — объекты начали свое существование задолго до появления подсчитывающих субъектов. Объекты существуют таким способом, который не требует для их существования подсчитывающих субъектов. Признанием этого мог бы быть устранен недостаток объективного момента. С требованием естествознания не примиримо учение Авенариуса, в связи с отказом от устранения недостатка объективного момента, в связи с нежеланием отмысливания подсчитывающих субъектов.
Материализм требует, чтобы каждый человек совершил «признание того, что отображаемый нашим сознанием внешний мир существует независимо от нашего сознания»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с. 77).
В книгах, написанных Авенариусом, не было подобной фразы, и это было расценено Лениным как недостаток объективного момента в учении Авенариуса.
На страницах 320 и 304 материалист Ленин позабыл, как он в начале своей философской книги вел борьбу против идеалистических взглядов Авенариуса на тесную связь между человеческим и объективным, и привел две проавенариусовские фразы (первая — от самого В.И.Ленина, вторая — от Л.Больцмана), которые посвящены тесной связи наблюдающего субъекта и существования объектов: «Иначе, как через ощущения, мы ни о каких формах вещества и ни о каких формах движения ничего узнать не можем», «Мы познаем существование всех вещей из тех впечатлений, которые они производят на наши чувства».
Получается, что в начале своей философской книги Ленин укорял Авенариуса за отказ отмыслить наблюдающего индивида, за непримиримость учения Авенариуса и естествознания, а в конце книги Ленин признал необходимость присутствия субъекта, который имеет органы чувств и обладает способностью подтвердить существование объектов; в конце книги Ленин примирял учение Авенариуса и учение естествознания.
(В пятой главе «Борьба против метафизики» указывалось, что рентгеновские лучи не вызывают ощущения, и поэтому нужно считать ошибочной точку зрения Ленина и Больцмана о том, что мы узнаем о внешних объектах только в результате воздействия объектов на органы чувств. Галилей заявил о такой внешней реальности: физические приливы и отливы в океанах физически связаны с математическим сложением или вычитанием скорости годового движения Земли и суточного вращения Земли. Галилей утверждал о реальности сказанного, хотя Галилей своими органами чувств не воспринимал сложение или вычитание скоростей. Существующее Галилей не обусловливал тем, что существующее воздействует на органы чувств.)
Когда в типографии печатают карту России и на карте пропечатывают цифры относительно длины российской государственной границы (или цифры относительно высоты холмов и гор), то типографским работникам нужно абстрагироваться (отмыслить) от того, что какие-то люди ходили вдоль границы и геодезическими приборами измеряли километры границы (или измеряли высоту возвышенностей). Если удалось абстрагироваться, то типографы являются материалистами, добившихся высокой степени объективности (объективное берется как то, к чему не причастны субъекты); если типографы не смогли из своих голов выкинуть мысли о геодезистах и примыслили ходящих по границе и измеряющих длину границы геодезистов, то типографы — идеалисты авенариусовского разлива, соскальзывающие к недостаточности объективного момента. Примысливающий (цифры на карте обусловлены примысленными субъективными геодезистами) субъективный идеализм в типографии, и отмысливающий (рассматривающий объективные цифры на карте как не связанные с субъективными геодезистами) объективный материализм в типографии, — идеализм и материализм ведут борьбу друг с другом, и Ленин считал своим долгом встать на сторону материализма.
Что является основой знания об окружающем мире? Если отмыслить субъекта, то тогда основой будут объективные закономерности мира. Если примыслить субъекта, то тогда основой будут субъективные потуги субъекта, направленные на осмысленное выявление ранее неизвестных закономерностей мира.
Рихард Авенариус писал, что вещи вызывают знаки, называемые чувствами; чувства, вызываемые вещами, используются как характеристики вещей, или как обозначение вещей (Авенариус хотел сказать, что люди наделяют вещи свойствами, исходя из чувств, появляющихся у людей от воздействия свойств). Последнюю фразу Авенариус иногда заменял неудачным оборотом речи «чувства обозначаются вещами».
Из словесных оборотов Авенариуса В.И.Ленин сделал вывод, что слово «вещь» используется вместо слова «чувство», а слово «чувство» используется вместо слова «вещь», и что для Авенариуса чувства и вещи — это одно и то же. Чувства находятся в голове Авенариуса, следовательно, в голове Авенариуса находятся и вещи, поскольку чувства и вещи одно и то же. Вещи находятся в голове Авенариуса, и вне головы Авенариуса нет вещей, согласно логическому смыслу мировоззрения этого философа. Вокруг солипсиста Авенариуса — пустота, в которой нет вещей.
В своих книгах Авенариус не подразумевал, что чувство и вещи — это одно и то же. Но Ленин стремился очернить Авенариуса, и сделал заведомо неадекватные выводы из слов Авенариуса.
Ленин использовал двойные стандарты. Когда Ленин семнадцать раз проводил линию от внутренне-психического к внешне-объектиному, то проведение такой линии Ленин считал естественным, общепринятым. Но когда Авенариус проводил точно такую же линию (чувства используются как обозначение вещей), то это было названо Лениным предательством науки, недостойным настоящего ученого.
Согласно принципиальной координации, известность существующего в окружающей среде зависит от исследования среды. В.И.Ленин убрал слово «известность», и внушал читателям своей философской книги, что принципиальная координация подразумевает зависимость существующего в среде от исследования среды. Ленин сочинял небылицы про концепцию Авенариуса.
В.И.Ленин доказывал, что эта концепция является противоречивой, поскольку в ней сочетается и зависимость (идеалистическая зависимость), и независимость (материалистическая независимость), а именно: описание «среды» зависит от индивида, но при наличии сильной абстракции можно представить, что описываемая «среда» не зависит от индивида. Другими словами, содержание знаний зависит от индивида, изучающего природу, а содержание природы не зависит от индивида, изучающего природу. Авенариус брал идеалистическую зависимость, и спутывал ее с материалистической независимостью — так писал В.И.Ленин, и при помощи таких слов Ленин навязывал читателям своей книги ложное представление о концепции Авенариуса.
Буажире и Гольбах высказались за то, что картины, которые рисует нам наш разум, отражают именно объективную модель как она есть, а не что-нибудь искаженное. Такому пониманию вставляло палки в колеса идеалистическое учение Авенариуса (описание среды зависит от свойств наблюдающего индивида, и описание искажается огрехами), и поэтому учению Авенариуса была противопоставлена теория отражения Ленина, отрицающая зависимость описания среды от свойств индивида. Концепции Авенариуса, связанной с недостаточной объективностью, Ленин противопоставил свою концепцию, имеющую высокую степень объективности.
Фридрих Энгельс: «Исключительная эмпирия, позволяющая себе мышление в лучшем случае разве лишь в форме математических вычислений, воображает, будто она оперирует только бесспорными фактами. В действительности же она оперирует преимущественно традиционными представлениями, по большей части устаревшими продуктами мышления своих предшественников… Эта эмпирия уже не в состоянии правильно изображать факты, ибо в их изображение прокрадывается традиционное толкование этих фактов»(«Диалектика природы»).
Энгельс ведет речь о том, что имеется неразрывная связь между устаревшим традиционными представлениями, сидящими в голове исследователя, и процессом изображения фактов, и это приводит к неправильному изображению фактов. Концепция Энгельса связана с недостаточной объективностью. Сади Карно старался правильно изобразить наблюдаемые им процессы внутри паровой машины, но все-таки были допущены ошибки (в незначительном количестве), вызванные влиянием предвзятой ложной теории, согласно которой активную роль в тепловых процессах играет теплород.
Любопытно отметить, что изложенное Энгельсом мнение про оперирование представлениями, ложно понимаемых как факты, было подвергнуто разоблачительной критике со стороны Ленина. На странице 152 книги «Материализм и эмпириокритицизм» Ленин отнес к идеалистической линии в философии мнение о том, что опыт в широком смысле слова включает в себя мыслительные ценности.
Фридрих Энгельс: «Мы никогда не должны забывать, что все приобретаемые нами знания…обусловлены теми обстоятельствами, в условиях которых мы их получаем»(«Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии»).
Авенариус издавал научный журнал, и при помощи журнала распространял свои взгляды. Энгельс читал журнал, и вычитанное в журнале повторил своей фразой о том, что содержание приобретаемых знаний обусловлено условиями получения знаний.
В.И.Ленин не согласился с мнением Ф.Энгельса, аналогичное мнение Авенариуса назвал идеалистическим хламом, и Ленин доказывал, что научные понятия объективны и не зависят ни от человека, ни от человечества, ни от условий познания. Энгельс менее предвзято относился к концепции Авенариуса, Ленин — более предвзято.
Согласно ленинской логике, если приобретаемые нами знания обусловлены теми обстоятельствами, в условиях которых мы их получаем, то из этого вытекает идеалистический вывод о том, что природа зависит от условий, в которых мы получаем знания о природе. Чтобы преодолеть идеализм, нужно вести философскую и идеологическую борьбу против философии Авенариуса, настаивающего на том, что описание природы зависит от условий, в которых наблюдатель обозревает природу.
На странице 51 книги «Материализм и эмпириокритицизм» В.И.Ленин написал, что ощущение зависит от мозга, нервов, сетчатки, других частей органов чувств, т.е. от построенной определенным образом органической материи. Эта фраза означает, что ощущения, а также основанное на ощущениях описание окружающей среды, находятся в зависимости от человеческих факторов. С этой фразой Ленин обращался с большой осторожностью, чтобы читатели его книги не сделали вывод о субъективистических последствиях. Авенариус был менее щепетильным, и он (подобно Ломоносову, вскрывшего субъективистический характер теории о теплороде) не стеснялся делать упор на субъективизм, на свидетельствах того, что предвзятый ум не в состоянии правильно изображать факты. Последнее обстоятельство подвигло Ленина подвергнуть Авенариуса резкой и решительной критике, — ведь Ленин защищал, от попыток опровержения, точку зрения о том, что картины, которые рисует нам наш разум, вполне сходны с их моделями, разум отображает объекты точно такими, какими они существуют в действительности, надо понимать действительный мир таким, каким он изображен в ощущениях и картинах, которые рисует нам наш разум на основании ощущений.
Ленинская теория отражения намеренно игнорировала указание Энгельса о влиянии объективных и субъективных условий на правильность получаемых знаний, и это означает, что ленинская теория отражения умышленно не обращает внимание на происходящее в научной среде, например, на то, что ложная теория застила глаза Сади Карно, и он не увидел реально существующее. Ленину хочется, чтобы результат познания вызывал доверие к себе, и поэтому ленинская теория познания (теория отражения) называет методы получения знаний не вызывающими сомнений; психическое желание является неприемлемым для Авенариуса и прочих эмпириокритиков, и они поэтому отстраняются от психического желания, представляющего собой желание доверчивого отношения к результату познания; отстранение от указанного психического желания приводит к сомнительному отношению к результату процесса получения знаний.
kkamliv вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.04.2017, 16:02 Вверх   #37
kkamliv
Близкий(ая) родственник(ца)
 
Сообщения: 111
Репутация: 10
Пол: Мужской
По умолчанию

В конце девятнадцатого века множество прогрессивных заграничных ученых критиковали философию, разработанную Рихардом Авенариусом (и наоборот — множество реакционных ученых расхваливали философию Авенариуса); в это время В.И.Ленин молчал по поводу этой философии. Молчание В.И.Ленина было воспринято некоторыми русскими революционерами как согласие Ленина с философией Авенариуса. В связи с этим В.И.Ленин решил прервать молчание, и явным образом выразить свое согласие с прогрессивными зарубежными критиками философии Авенариуса; В.И.Ленин написал книгу «Материализм и эмпириокритицизм», доказывающую несостоятельность философии Авенариуса. На странице 46 приведен аргумент: так как Авенариус утверждает о чрезвычайно низкой степени исследованности всех условий ежеминутно наблюдаемого нами процесса, связующего между собой воздействие внешних предметов и появление ощущений, то из этого логически вытекает, что Авенариусу присуща убежденность в несуществовании воздействия, вызывающего ощущения (ощущение есть, но нет предмета, вызвавшего ощущение). Слова о плохой изученности процесса имеют логическое последствие, согласно которому процесс не существует. Но это ленинское доказательство до предела насыщено необъективностью, и рассчитано только на легковерных читателей. Достиг ли В.И.Ленин поставленной цели посредством публикации книги «Материализм и эмпириокритицизм»? Если под целью подразумевать опровержение мнения о том, что В.И.Ленин согласен с философией Р.Авенариуса, то цель достигнута. В.И.Ленин убеждал читателей своей философской книги, что Авенариус имел низкие умственные способности (в этом аспекте Ленин не ошибся) и поэтому из разработанной Авенариусом философии вытекали последствия, противоречащие объективной реальности и здравому смыслу. Но только малообразованные читатели согласились с явно неверными характеристиками, которыми В.И.Ленин наделил авенариусовскую философию.


Ложная теория застила глаза Сади Карно, и он не увидел реально существующее. Учение о принципиальной координации указывает на различие между содержанием описания мира и содержанием мира, поскольку в описание мира вкрадываются ошибки и огрехи, вызванные предвзятостью. В этом аспекте к учению о принципиальной координации применима оценка, данная Николаем Гавриловичем Чернышевским по отношению к кантианской философии и изложенная в книге «Материализм и эмпириокритицизм» — «…мышления, влагающего весь материал знаний в формы совершенно различные от форм действительного существования…»(с.383).
«Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями, разыскивать интересы тех или иных классов»(В. И. Ленин, ПСС, т. 23, с. 47).
Кант и Авенариус не считали видимое и опись точным отражением действительности. Кант и Авенариус за видимым и описанием разыскивали формы действительного существования, различающиеся по содержанию от видимого, знаемого, описанного. Отношение Канта, Авенариуса (и отношение Платона, выраженное в мифе о пещере) к увиденному в окружающем мире, Ленин употребил к нравственным, религиозным, политическим фразам. Нравственные или политические фразы совершенно различны от доподлинных интересов. Фразы — не более чем маскировка настоящих мотивов. Что за фразами кроется на самом деле?


Для многих философов и естествоиспытателей характерна тенденциозность, т.е. предубеждения, предвзятость, антипатия (выражающаяся в приписывании своим научным противникам заведомо ложных мнений), предрассудки, эмоции, пристрастность, личная заинтересованность, подтасовка результатов исследований, преувеличение роли своих учителей и непреодолимое желание защитить учителей от критики, устремленность к культу личности, желание создать образ врага посредством клеветы на оппонентов, и иные деформирующие факторы, искажающие познание. Поэтому возникла нужда в создании арсенала средств, посредством которых формируется знание, не зависящее от субъективных факторов. Однако в противодействии субъективным факторам нельзя перегибать палку. Важно понять и осознать тот факт, что сама активность ценностно-ориентированного субъекта познания становится в сфере научного познания важнейшим условием получения нового знания. Теоретическая конструкция позволяет проводить целенаправленное наблюдение и обнаруживать то, что без теоретических ориентиров остается незамеченным. Исследователь, «вооруженный» теорией или гипотезой, будет обладать тенденциозностью, и это, с одной стороны, сделает поиск более эффективным, но с другой стороны — в ходе поиска исследователь будет обнаруживать то, что он хочет обнаружить, и бессознательно отбросит в сторону противоречащие явления, не укладывающиеся в данную теорию или гипотезу, что может привести к ограниченному пониманию мира. Впоследствии новому поколению исследователей придется перестраивать тенденциозную теорию, и включать в нее явления, ранее отброшенные создателем теории. В процессе перестройки будут вноситься новые тенденциозные элементы.
Ньютон произвел небольшое количество экспериментов, в которых он обнаружил, что дисперсия пропорциональна преломлению. Сообщение об этом было опубликовано в 1672 году, и вскоре после этого появилось опровержение вывода, сформулированного Ньютоном. Лукас осуществил большое количество оптических опытов, которые позволили утверждать об отсутствии пропорциональности, и об этом было сообщено в 1676 году. Ньютон в свою защиту выдвинул несколько аргументов: отсутствие научного опыта у опровергателя, проведение им неточных оптических опытов. Ньютон даже исхитрился придумать оптические процессы, не проверенные экспериментально и доказывающие пропорциональность дисперсии преломлению. Не проводя экспериментов в подтверждения своей правоты, Ньютон употребил большое количество слов, чтобы у публики создалось впечатление об отсутствии ошибки в его исследованиях. Если бы Ньютон не преуспел в замазывании совершенной им ошибки, то тогда всем стало бы известно об его волюнтаризме. Ньютон не хотел прослыть создателем недостоверных экспериментальных описаний, и поэтому он энергично, но голословно утверждал об отсутствии ошибки.


А.А.Богданов давал низкую оценку человеческим познавательным свойствам. И В.И.Ленин согласился с такой оценкой, усматривая в этом приближение Богданова к материализму. Это видно на страницах 153-154 книги «Материализм и эмпириокритицизм» — «Когда он возражает реакционным философам, говоря, что попытки выйти за пределы опыта приводят на деле «только к пустым абстракциям и противоречивым образам, все элементы которых брались все-таки из опыта» (I, 48), — он противополагает пустым абстракциям человеческого сознания то, что существует вне человека и независимо от его сознания, т. е. толкует опыт материалистически».
Но согласие Ленина с Богдановым длилось не долго. На странице 185 возникновение пустой абстракции в результате обработки человеческим сознанием взятого из опыта, В.И.Ленин истолковывает как идеалистическое направление в естествознании: «Если понятие…берется нами из опыта, не будучи отражением объективной реальности вне нас, то теория…остается идеалистической». Ленин попрекал Богданова за низкую оценку человеческих познавательных способностей и в этом усматривал идеалистический уклон.
В.И.Ленин создавал свою философскую книгу примерно восемь месяцев, и за этот период времени у него были перепады настроения; возможно, что когда Ленин писал страницу 185, он был простужен, и простуда повлияла на желчное отношение в Богданову, а когда писались страницы 153-154, то здоровье было хорошим, и не было условий писать что-то плохое про Богданова.
Различные проявления имеют различные сущности. Когда какой-нибудь человек сообщает о сущности, обходя молчанием вопрос о том, с какими проявлениями соотносится сущность, то такое поведение человека свидетельствует о непонимании им гносеологической проблематики. Или о скрытности человека (подобной той скрытности, при помощи которой Ньютон скрывал свою ошибку). На странице 51 книги «Материализм и эмпириокритицизм» В.И.Ленин огласил сущность: ощущения зависят от состояния нервной системы. Исходя из этих слов, описывающих сущность, невозможно понять, какие проявления имеет эта сущность, невозможно понять, соглашается или не соглашается Ленин с формулировкой Бэкона: «Ум человека (как кривое зеркало) примешивает к природе вещей свою собственную природу, отражает вещи в искаженном и обезображенном виде». Из того, что написал Ленин на странице 51, ясно только одно, только позиция Бэкона — Френсис Бэкон взял за основу зависимость ощущений от состояния нервной системы и этим обосновал наблюдаемое на практике обезображенность ощущений, обезображенность производного от ощущений понимания окружающих вещей.
С одной стороны, вождь мирового пролетариата постарался продемонстрировать, что он прислушивается к естествознанию и его достижениям, и поэтому Ленин включил в свою книгу сообщение о зависимости ощущений от состояния нервной системы. С другой стороны, Ленин проявил пристрастность, и скрыл от читателей, что указанная зависимость имеет последствием обезображенность.
Человек не может увидеть мысль. Человек не может увидеть, как мыслит мозг другого человека. Визуальное наблюдение за мозгом (например, при трепанации черепа) не приводит к обнаружению того, что мозг производит мышление. Выражение «мозг производит мышление» выражает отношение, которое не может быть констатировано посредством наблюдения. Об этом написал Вильгельм Вундт и его слова процитированы на странице 89 книги «Материализм и эмпириокритицизм». Из сказанного Вундтом В.И.Ленин сделал вывод: для Вундта является фактом то, что человек мыслит без помощи мозга. По мнению В.И.Ленина, если сказано, что процесс не наблюдаем и не описуем, то рассказчик придерживается точки зрения о несуществовании процесса с такими свойствами. Если не видно, что мозг мыслит, то из этого следует, что мозг не мыслит и мышление происходит где-то в другом месте, где нет мозга. У В.И.Ленина имелось предубеждение против В.Вунда, и Ленин написал такое, что не лезет ни в какие ворота.
На странице 36 В.И.Ленин привел цитаты из книги Э.Маха со следующим смыслом: то, от воздействия чего возникают ощущения, не является ощущением; то, от воздействия чего возникают ощущения, отражается в сознании; отражение есть психическое отражение; психическое отражение подставляется в окружающий мир под именем физического; необходимо совершать перевертывание и указывать на то, что психическое является психическим. В этих фразах Маха не фигурирует материальная реальная вещь, и это было расценено Лениным как борьба Маха против материализма. Ленин перегнул палку, и создал у читателей книги «Материализм и эмпириокритицизм» представление о борьбе Маха против материализма, хотя цитаты не означали борьбу против материализма.
Магнитное поле Земли, усиливаясь или ослабляясь, воздействует на измерительные приборы, и приборы регистрируют усиление или ослабление. Обнаружив изменяющиеся показания измерительных приборов, Б. Стюарт стал размышлять об этом. Он обозначил изменяющиеся показания измерительных приборов как результат перемещения в пространстве токопроводящих слоев атмосферы. Стюарт воспринял органами чувств показания измерительных приборов, и это имело чувственное содержание. Стюарт не смог воспринять органами чувств наличие в высших слоях атмосферы перемещающихся токопроводящих слоев, и это не имело чувственного содержания (находилось за пределами опыта). Токопроводящие слои есть объективное, независимое, и объективно-независимое не обязано воздействовать на органы чувств, не обязано создавать в органах чувств исходящее от себя «чувственное содержание». (Даже если токопроводящие слои являются фиктивным продуктом ума, то и в этом случае они не имеют в себе «чувственного содержания».)
Находящееся за пределами опыта не имеет внутри себя опыт, т.е. ощущений, «чувственного содержания».
Когда у человека возникают ощущения, то их «чувственным содержанием» является объективная реальность (в большинстве случаев). Когда имеется то, что не является ощущением, то это не имеет «чувственного содержания». Мах вел речь о том, от воздействия чего возникают ощущения. Мах вел речь о том, что не имеет «чувственного содержания». Отсутствие «чувственного содержания» квалифицировано Лениным как создание Махом перегородки, а перегородка является верным признаком солипсического идеализма (с.46, 102). Ленин чрезвычайно сильно исказил философию Маха, чтобы доказать солипсизм Маха, и искажение обусловлено тенденциозностью Ленина.
kkamliv вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.04.2017, 16:03 Вверх   #38
kkamliv
Близкий(ая) родственник(ца)
 
Сообщения: 111
Репутация: 10
Пол: Мужской
По умолчанию

Абстрактно-теоретические рассуждения о субстанции должны основываться на эмпирическом материале, имеющем достаточный объем, а не на домыслах, ограниченных ничтожным объемом эмпирических данных. Авенариус писал, что имеется крайне малое количество эмпирической информации о субстанции, и поэтому недопустимо подвергать субстанцию абстрактно-теоретическому исследованию. Недопустимо подвергать абстрактно-теоретическому исследованию то, что является мнимым, — считал В.И.Ленин. Сопоставив написанное Авенариусом и свою точку зрения, В.И.Ленин сделал вывод: Авенариус придерживался мировоззрения, согласно которому субстанция есть мнимое. Согласно логически обоснованному мнению В.И.Ленина, из мнимого характера имеющегося знания о субстанции закономерно вытекает мнимый характер субстанции. Ленин приписал Авенариусу солипсическую убежденность в мнимости субстанции. Но нельзя верить ленинской псевдологической аргументации, в которой явным образом проявляется ленинская тенденциозностость.
В книге «Нищета философии» Карл Маркс написал, что абстрактно мыслящие исследователи воображают, что они занимаются анализом, когда размышляют над абстракциями, приводящими к логической категории «субстанция»; но в действительности они просто топят реальный мир в мире логических категорий.
Карл Маркс и Рихард Авенариус согласились друг с другом, и сделали вывод о том, что еще рано теоретизировать насчет субстанции.
Нельзя наделять функцией быть причиной то, что не установлено как причина посредством применения практического критерия истинности. Не было установлено экспериментально, что субстанция обладает свойством воздействовать как причина, и в связи с этим Авенариус отказывался рассматривать субстанцию как причину. Такой подход был тенденциозно квалифицирован Лениным как отрицание Авенариусом существования субстанции. Что мог бы сделать Авенариус, чтобы отвести от себя ленинское обвинение в солипсизме, отрицании субстанции? Для этого нужно признать, что причина существует независимо от применения или не применения практического критерия истинности, и что субстанция является причиной даже тогда, когда человек не проводит экспериментальные исследования с целью установления наличия у субстанции свойства быть причиной. Нет необходимости заниматься экспериментальной работой, чтобы заявить о причинном воздействии субстанции. Заявления не обязаны иметь под собой экспериментальную основу. Философия — это наука, в которой нет нужды в экспериментальном подтверждении правильности суждений. Если Авенариус был бы настоящим философом, то он предусмотрел бы вероятность критики в свой адрес со стороны материалистов, и он сделал бы заявление, предотвращающее возможную критику (например, написал бы, что у субстанции существует свойство быть причиной, и существование этого не зависит от того, проводятся или не проводятся эксперименты для обнаружения существования).
Естествоиспытатели не представили Авенариусу доказательства существования атомов, и Авенариус назвал атомарную концепцию гипотезой. Ленин был возмущен такой пренебрежительной квалификацией атомарной концепции, поскольку Авенариус принижал атомы, чтобы дать место вере. Ленин назвал Авенариуса солипсистом, и таким способом Ленин выразил свое отрицательное отношение к использованию слова «гипотеза» по поводу атомарной концепции.
(В 25-й главе «Возвышенный примитивизм» продолжается рассмотрение ленинской критики мировоззрения Рихарда Авенаруиса.)


Знание подразделяется на конкретное (эмпирическое, точное) знание и абстрактное (домысленное) знание, и в каждом виде знаний имеется принципиальная координация. Согласно мнению В.И.Вернадского, негативное влияние принципиальной координации на конкретное эмпирическое знание может быть преодолено, хотя со значительными трудностями; но Вернадский отказывал абстрактному естественнонаучному знанию (не совсем правильно названного Вернадским философским творчеством) в возможности его избавления от негативного влияния со стороны принципиальной координации.
«В научной работе не только устанавливаются новые научные факты и явления, производятся опыты и наблюдения, но непрерывно переделываются однажды сделанные опыты, пересматриваются когда-то наблюденные факты и явления. Эта работа преобладает в науке… Идет непрерывная переработка содержания науки новыми научными исканиями и новыми личностями, смотрящими другими глазами, мыслящими другими органами мышления, в иной исторической обстановке… Организация научной проверки есть одно из проявлений основного стремления научной работы…ограничить и учесть «внесение личной поправки» — влияние личности на установление научного факта. Проявление личности поставлено в науке в твердые и единые рамки, для всех обязательные, при установлении точных эмпирических фактов, и построенных на этих эмпирических фактах эмпирических обобщений. Научный факт должен наименьшим образом отражать личность, которая его устанавливает. Идеал научной работы — безличная истина, в которой всякое проявление личности по возможности удалено, и для установления и понимания которой безразлично, кем и при какой обстановке она найдена… В основе философского творчества выступает на первое место проявление человеческой личности не в меньшей степени, чем в работе художника. Всегда одновременно будут существовать и существуют часто противоположные философские системы и построения, всецело проникнутые отражением творческих личностей человечества. Ученый работает как художник, выдвигая темы и проблемы в зависимости от своей духовной личности, в связи со своим мировоззрением, значительная часть которого опирается не на научные факты и не на научные эмпирические обобщения. Наука пользуется понятиями двоякого рода — эмпирическими понятиями, и чисто логическими понятиями, наиболее глубоко выражаемыми в философии. Общеобязательность и бесспорность значительной части научного миросозерцания и главного содержания науки, отражающихся в указанных выше эмпирических понятий, и отличающееся от понятий жизненных и философских, ярко отражают самую сущность понятий научной эмпирии… Теории, модели, гипотезы обобщения в первую очередь занимает философскую мысль…они мало общеобязательны… Проникающее в научное мироздание, состоит не из философских и логически отшлифованных понятий, а из эмпирических понятий… В идеале, в научной работе должен был бы увеличиться подход к новому путем охвата эмпирических фактов эмпирическими обобщениями, и уменьшится значение научных гипотез, сейчас охватывающих научную работу в ущерб эмпирическим обобщениям. До этого еще далеко…»(Владимир Иванович Вернадский, книга «Пространство и время в неживой и живой природе», раздел «Несколько соображений о развитии философского и научного решения научных проблем»).


Первым делом мозг воспринимает то, что необходимо для выживания мозга и вместилища мозга. Животное, охотящееся в светлое время суток и полагающееся на зрение, получит усиленное развитие той части мозга, которая несет ответственность за получение и обработку визуальных стимулов. Если же для ночной охоты важнее обоняние, то лучше будет развиваться область, отвечающая за восприятие запахов. В выживании ключевую роль играет часть мозга, называемая новой корой головного мозга, которая развивается в соответствии с потребностями определенного вида. У ведущих дневной образ жизни, значительную часть новой коры занимают области, отвечающие за зрение. Кошки ведут ночной образ жизни, и им приходится полагаться главным образом на свой слух. Поэтому большая область новой коры кошек отвечает за восприятие и обработку звуков. Кроме слуха, кошка обладают еще одним очень чувствительным инструментом — усами или вибриссами. Каждый знает, что длинные волоски на щеках кошки измеряют ширину отверстия, благодаря чему кошка заранее знает, сможет ли она в него пролезть. Кроме волосков, торчащих на щеках, у кошек есть также более мелкие волоски на мордочке, над глазами и на нижней части лап. Огромное количество нервных клеток, отвечающих за эти усики, занимают непропорционально большое пространство кошачьего мозга (непропорционально в том смысле, что у кошек в новой коре намного меньше нервных клеток, обрабатывающих зрительные ощущения, чем у людей, и в светлое время суток зрение кошек хуже человеческого зрения). Количество нервных клеток, отвечающих за функционирование конечностей, у людей и кошек примерно одинаково. Кошки могут с удивительной ловкостью хватать предметы и манипулировать ими. Фотографирование и рентгенография кошачьих лап в действии показали, что они могут удерживать объект различными способами: пронзить его когтями, держать между когтем и подушечкой лапы, иногда они просто держат объект подушечками лап без использования когтей. Кошки также умеют двигать своими пальцами по-отдельности. Те животные (например, белки), которые в разных местах прячут запасы еды на зиму, и через несколько месяцев ищущие свои запасы именно там, где они были запрятаны, имеют сильно развитую новую кору мозга в тех местах, которые отвечают за пространственную память. Кошки имеют плохую пространственную память. Строение мозга и органов чувств кошек и белок свидетельствует о том, что органы чувств и мозг заточены под обработку информации, источником которой не являются мозг или организм, а нечто, находящееся за пределами организма кошек и белок. Анатомия кошек и белок доказывает, что вне кошек и белок существуют объективные вещи. Французские ученые, изучавшие сравнительную физиологию и психологию, заинтересовались, каким образом различные виды животных развивают свои представления о непрерывном существовании вещей в пространстве, т.е. каким образом животные способны понимать местоположение вещей в пространстве. Один из поставленных экспериментов состоял в том, что через застекленное отверстие кошкам демонстрировалась комната с расположенными на полу экранами, и на глазах кошек исследователи прятали за один из экранов игрушку. Затем кошек переносили к другому отверстию и запускали в комнату; два отверстия находились на значительном расстоянии друг от друга, и, войдя в комнату, кошки видели экраны с другого ракурса. По этой причине, большинство кошек теряли способность определить направление на нужный экран и они не могли мысленно выделить экран с игрушкой из совокупности нескольких экранов и стен; они обходили все экраны и случайным образом обнаруживали игрушку. Только незначительная часть кошек смогли опознать нужный им экран по его расположению относительно стен комнаты. Похожие результаты получились при другом эксперименте, когда кошкам показывали комнату с экранами, потом зрение блокировалось и в этом момент вся комната вместе со стенами перемещалась направо; большинство вошедших в комнату кошек двигались в том направлении, которое совпадало с направлением на экран с игрушкой до перемещения комнаты, т.е. двигались в запомненном направлении, и не находили игрушку с первой попытки; однако меньшинство кошек ориентировались по стенам комнаты, изменяли траекторию движения и с первой попытки подходили к экрану со спрятанным за ним игрушкой. Меньшинство кошек не ориентировались по памяти, а ориентировались по фактическому взаимному расположению стен и экранов.
Формируя мысленный план окружающей среды, большинство кошек ставят в его центр себя, а не местные ориентиры. Нечеловеческое мышление большинства кошек делит мир на две части, — левую часть и правую часть, — в соответствии со своими глазами: левую часть пространства составляет то, что видит левый глаз, правую часть пространства составляет видимое правым глазом. Находящееся в боковом поле зрения не подразделяется на левое и правое. Большинство кошек помнят, по отношению к их собственному фиксированному положению, куда игрушка была спрятана (определялось пространственное соотношение между игрушкой и кошачьим телом). Большинство кошек не интересует, как внешняя игрушка соотносилась с ориентирами во внешнем пространстве (не определялось пространственное соотношение между игрушкой и стенами комнаты). Имеется принципиальная координация между телом кошки и местоположением игрушки.
Меньшинство кошек запоминает и представляет пространство так, как будто в пространстве нет кошки. Из запомненного пространства вычитается часть ощущаемого (вычитается кошачье ощущение своего существования). Происходит обескошачивание пространства (удаляется центральный член принципиальной координации). Взаимное расположение вещей в пространстве существует независимо от существования кошки. (Если возвращается центральный член принципиальной координации, то возникает соблазн сказать: взаимное расположение вещей в пространстве существует зависимо от самосознания кошки.)
Кошки удовлетворяют свои внутренние потребности за счет обмена веществ с внешним миром, и тесная онтологическая связь внутреннего и внешнего выливается в тесную гносеологическую связь — большинство кошек в очень слабой степени осознают различие внутреннего и внешнего. Большинство кошек ощущают внешний мир как составную часть внутреннего мира; очень сильно влияние внутреннего мира на процесс ориентирования во внешнем мире. Воздействие внешнего предмета и психическое ощущение воспринимается почти как одно и то же («Чувственное представление и есть вне нас существующая действительность»). Предметы подразделяются на находящиеся слева и находящиеся справа, по отношению к глазам кошки – левые предметы представляют собой предметы, видимые левым глазом, правые предметы представляют собой предметы, видимые правым глазом; при вращении головой некоторый предмет становится то левым предметом, то правым предметом. Предмет не имеет постоянного свойства быть левым. Кошка создает систему координат пространства, и мышление подсказывает кошке включить саму себя в систему координат как нулевую точку (и при движении в пространстве или при повороте головы слева направо вместе с кошкой передвигается и вращается система координат).
Меньшинство кошек ощущают свое тело как отдельное от внешнего мира (или наоборот, внешний мир выделяется и противопоставляется телу кошки), и способны мысленно отделить друг от друга восприятие себя и восприятие внешнего мира (при ориентировании во внешнем мире удается устранить влияние внутреннего мира, и перенацелить мышление на содержание внешнего мира). «Я» находит внутри себя то, что не является «Я», это подвергается отчуждению и вынесению за пределы «Я». Кошка создает систему координат пространства, и мышление подсказывает кошке исключить себя из системы координат (чтобы нулевую точку привязать к какой-то вещи вне кошки, и тогда система координат будет независимой от кошки и остается неподвижной при вращении головой). В такой системе координат некоторый предмет считается расположенным левее другого предмета независимо от того, происходит ли вращение головой, независимо от рассматривания предмета левым или правым глазом.
Кошка имеет возможность создать систему координат двумя способами. Два варианта системы координат означают, что именно кошка конструирует систему координат. Если бы окружающий мир давал кошкам систему координат и кошки пассивно воспринимали предоставленную извне систему координат, то тогда существовал бы только один вариант системы координат. Окружающий мир не дает кошкам левое и правое. Поведение кошек свидетельствует о правильности мировоззрения Иммануила Канта, согласно которому пространство не дается извне, отсутствует пассивное восприятие внешнего пространства, и мышление обязано собственными усилиями сконструировать систему координат и ее наложить на окружающий мир.
Большинство кошек не выделяет левое и правое из объективного мира, и для них левое и правое тесно связано с собственным организмом (имеется принципиальная координация объекта и субъекта). Меньшинство кошек выносит из себя наружу левое и правое, левое и правое закрепляется на вещах, левое и правое определяется относительно предмета, находящегося в окружающем мире (имеет место разрыв в координации объекта и субъекта).
Система координат вырабатывается каждой кошкой индивидуально; одна кошка не может быть научена другой кошкой относительно создания системы координат. Люди обладают более совершенной системой координат, так как одна группа людей учит другую группу людей правильной системе координат.
kkamliv вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.04.2017, 16:03 Вверх   #39
kkamliv
Близкий(ая) родственник(ца)
 
Сообщения: 111
Репутация: 10
Пол: Мужской
По умолчанию

Глава 12. Фантазии


В предыдущей главе указывалось следующее. Человеческая деятельность, заключающаяся в использовании предметов, имеет два регулятора: 1) обнаруженное при помощи органов чувств или измерительных приборов физически-конкретное, 2) не обнаруженное органами чувств или измерительными научными приборами физически-конкретное, но домысливаемое при помощи абстракции, и мысленно вложенное (согласно богдановской подстановке) туда, где расположено обнаруженное. На домысленное воздействуют «призраки», описанные Френсисом Бэконом, и возникает искаженное проявление, содержащее некоторый произвол. Мышление, допускающее произвол, есть демиург проявления. Ломоносов и Гельмгольц отдавали себе отчет в том, что домысленное является искаженным произвольным символом, мало сходным с действительными формами существования. Некоторое научное знание не в состоянии правильно изображать факты, ибо в изображение фактов прокрадывается традиционное толкование этих фактов.
Заинтересовавший Германа Гельмгольца вопрос о произвольности человеческого мышления, влекущей возникновение представлений, совершенно различных от форм действительного существования, интересовал также и Фридриха Энгельса. В книге "Диалектика природы" Энгельс высказал свою точку зрения о нехватке информации на первоначальном этапе исследования окружающей среды, и о роли произвольности в компенсации недостающего (в домысливании недостающей информации). Попутно Энгельс сделал акцент на наличии непонятного в окружающем мире.
Представление о силе заимствовано из проявлений деятельности человеческого организма, связывающего его с окружающей средой. Мы говорим о мускульной силе, о поднимающей силе рук, о прыгательной силе ног, о пищеварительной силе желудка и кишечного тракта, об ощущающей силе нервов, о секреторной силе желез и т. д. Иными словами, невозможность исчерпывающего описания неизвестных внутренних процессов, действительно протекающих при осуществлении той или иной функции человеческого организма, приводит к тому, что вместо точного всестороннего описания мы подсовываем неполноценное частичное описание, включающее в себя незначительную толику действительной причины, и неполноценное описание выражено словами о так называемой силе. Подсунутое полуфиктивное описание соответствует процессу, связанного с функцией организма. Мы переносим затем этот метод также и на физический мир и сочиняем столько же сил в физике, сколько обнаруживаем различных явлений в природе. Гегель с полным правом обрушивается против тогдашней манеры придумывать силы, прилагаемые повсюду. Теперь мы уже не так легко оперируем силами, как в те времена. В называемом «силами» изображены закономерности, понятийно охватывающие на первых порах лишь небольшие ряды процессов природы, условия которых довольно непонятны. Требование познать явления природы, объективные закономерности, условия которых сейчас запутанны для исследователей, принимает своеобразную форму выражения, превращаясь в требование отыскивать силы, представляющие собой причины действительных процессов, незначительная толика которых нам известна. В объективные процессы природы вносится субъективное представление о силе. К частично выявленной действительной закономерности через выдумывание полуфиктивной силы присоединяется лишь наше субъективное утверждение, что закон природы действует при помощи некой неподтвержденной «силы». Тайное значение подстановки «силы» вместо закона открывается перед нами — силы вместо законов управляют проявлениями. Подстановка приобретает определенный смысл: мы ищем иной раз прибежища в слове «сила» не потому, что мы всесторонне познали закон, но именно потому, что мы его не познали, потому что мы еще не выяснили себе довольно запутанных условий проявления объективных процессов. Таким образом, прибегая к понятию силы, мы этим выражаем не наше знание, а недостаточность нашего знания. В таком смысле, в виде аллегорического выражения еще не познанной причинной связи, слово «сила» может допускаться в повседневном обиходе.
Значение написанного Энгельсом состоит в следующем. Когда человек получает информацию о природных явлениях посредством органов чувств, и человека устраивает информация, то человеку нет нужды фантазировать. Но когда объем информации не устраивает, то совершается попытка фантазировать, и появляется предположительное знание, вносящее ясность в непонятное. Отталкиваясь от обнаруженной (называемой следствием) незначительной толики объективных процессов, при помощи фантазии создается субъективное гипотетическое представление о еще не обнаруженной толике объективных процессов, могущих играть роль причины обнаруженной толики процессов. К обнаруженным объективным процессам приписывается свойство быть следствием (проявлением) некоторой причины, обозначаемой словом «сила», которая является неубедительной в силу малоисследованности, непривычности, и производности от логических умозаключений. Которая является неубедительной и произвольной в силу неизвестности и непонятности реальной причины. Нафантазированная причина является полуфиктивной, потому что ее невозможно проверить посредством сопоставления с реальной, но неизвестной причиной.
К сожалению, Энгельс не приступил к изложению последующих изыскательных действий, которые являются стандартными в современной науке — придание понятию «сила» более конкретных свойств, позволяющих осуществить проверку свойств в эксперименте, проверке субъективного нафантазированного понятия «сила» на соответствие объективной реальности (установить «силу» как независимую от человеческой субъективности). Объективное становится достоверно известным после того, как практика подтвердит полуфиктивную гипотезу, субъективно изображающую объективное. Если гипотетическая фантазия выдерживает проверку, то объективный процесс объявляется производным от субъективной причины, описываемой фантазией. При помощи практического критерия истинности из субъективного фантастического полуфиктивного представления вышелушивается объективное содержание фантастического представления. Происходит объективизация через проверку субъективированного.
По поводу объективизации через субъективизацию, Фридрих Энгельс пишет следующее: заметим прежде всего, что это уж очень своеобразный способ «объективизации», когда в некоторый, — уже установленный как независимый от нашей субъективности и, следовательно, уже вполне объективный, — закон природы вносят чисто субъективное представление о силе. Подобную вещь мог бы позволить себе в лучшем случае какой-нибудь правовернейший старогегельянец, а не неокантианец вроде Гельмгольца. К однажды установленному закону и к его объективности или к объективности его действия не прибавляется ни малейшей новой объективности оттого, что мы сочиним и подставим под него некоторую силу. Здесь мы сталкиваемся с мнимой «объективизацией», являющейся скорее субъективизацией.
Происходит ли расширение имеющегося знания, когда химики или физики сочиняют полуфиктивное субъективное представление о причине, прилагаемое к обследованному следствию (всестороннее изучение делает следствие объективным, твердо установленным фактом, как совершенно справедливо написал Энгельс)? Современная наука согласна с тем, что расширение происходит — ведь смогла же полуфиктивная цингопредотвращающая сила превратиться в реалистичные витамины, а полуфиктивную жаропонижающую силу можно купить в любой аптеке. Не напрасно естествоиспытатели вставляли словечко про полуфиктивные силы там, где не хватало мыслей. Но в то время, когда Фридрих Энгельс ставил перед собой философские вопросы, естествознание было иным, и старинный основоположник марксизма полагал, что полуфиктивные субъективные представления остаются субъективными фикциями. К такой мысли Энгельс пришел благодаря усилиям Беркли, который приводил аргументы необоснованности выведенных из мышления абстракций.
Иероглифы являются полуфиктивными образованиями. Поэтому то полуфиктивное, о котором рассказывал Энгельс, можно называть иероглифами.
В начале двадцатого века немецкий биолог Ганс Дриш убеждал научную общественность в существовании биологической силы, направленной на сохранение первоначальной структуры простых живых организмов. Дриш говорил, что целесообразность процессов, происходящих в некоторых живых организмах, связана не только со структурой организма, но и с иной причиной целесообразности, приводящей к кажущейся разумности упорядоченного деления клеток. Сила, названная Дришем энтелехией, содержала в себе план будущего организма, взятого как целое, и руководящая роль силы обеспечивала именно такое деление клеток, в котором воплощается план. Клетка может развиваться по разным вариантам, и энтелехия выбирает вариант развития. Ганс Дриш и его сподвижники нашли в природе сотни примеров, показывающих результат деятельности энтелехии. Когда Дриш отрезал от эмбриона морского ежа или эмбриона моллюска некоторую часть, то остальные клетки эмбриона в процессе деления восполняли недостающий фрагмент, и из эмбриона вырастала вполне полноценная особь. Удаление глаза у взрослой креветки приводило к интенсивному развитию клеток на месте отсутствующего глаза и возникновению нового глаза. У ящерицы отрастает оторванный хвост. У тритона и саламандры регенерирует отрезанная конечность. Линяющий рак иногда не может освободить клешню или ногу от старой кожи, и тогда рак обламывает клешню или ногу; вырастает новая клешня или новая нога. У всех живых существ переломанная кость восстанавливает свою целостность (при наличии необходимых медицинских условий). Ганс Дриш и его сподвижники имели убеждение, что энтелехия реалистична и имеет материальное существование. Однако исследователи не смогли выявить эмпирические свидетельства, прямо указывающие на реальное существование энтелехии, не был обнаружен и подтвержден внутренний механизм, прекращающий деление клеток после периода интенсивного деления клеток с целью восстановления удаленного или поврежденного органа, или ускоряющий деление клеток до указанного периода. Ганс Дриш и его сторонники совершили восхождение от частного к общему, но обладание общим оказалось бесполезным, и не помогло выделить энтелехию в чистом виде, в изоляции от следствий энтелехии. Теоретизирование по поводу причины, произведенное Дришем, не стало следующим шагом в познании реальности.
Полуфиктивное воззрение Дриша не было подтверждено; Энгельсу (и Беркли) было известно значительное количество аналогичных примеров неподтверждения полуфиктивного. Это повлияло на философский вывод Энгельса (и Беркли) о бесполезности применения фантазий в науке.
(В шестнадцатой главе «Потопление фактов в море измышлений» продолжается обсуждение отрицательного отношения Фридриха Энгельса к домысленному, выведенному из головы, а не из действительного мира.)


«Подобно натурфилософии, философия истории, права, религии и т. д. состояла в том, что место действительной связи, которую следует обнаруживать в событиях, занимала связь, измышленная философами»(Фридрих Энгельс, «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии», Сочинения, 2-е издание, т. 21, с.371).
Вероятно, Энгельс согласился с тем, что фантазия является источником знания, — того знания, которое является измышлением и незаконно занимает место действительной связи. Человек разрешает своему мышлению извлечь из самого себя полуфиктивное или фиктивное знание, и это измышленное вставляется в белые пятна, и белые пятна становятся заполненными. Впоследствии заполняемое заменяется на иное заполняемое, т.е. на действительную связь.
kkamliv вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.04.2017, 16:04 Вверх   #40
kkamliv
Близкий(ая) родственник(ца)
 
Сообщения: 111
Репутация: 10
Пол: Мужской
По умолчанию

Известный русский физиолог Павлов и основоположник космонавтики Циолковский высказали суждения, поддерживающие применение фантазий в науке. И.П.Павлов: «Для успешного решения научной проблемы сначала нужно как бы «распустить» мысли, фантазировать». К.Э.Циолковский: «Сначала неизбежно идут мысль, фантазия, сказка. За ними шествует научный расчет. В конце исполнение венчает мысль».
Невероятные идеи и фантастические представления нужны ученому как воздух. Это имел в виду академик Петр Леонидович Капица, когда сказал: «Элемент абсурда должен присутствовать в науке». Д.И.Менделеев тоже считал, что невозможно обойтись без фантазий. У Менделеева не было сомнений, что «лучше уж сочинять новый вздор, чем повторять старый»(из статьи «Попытка химического понимания мирового эфира»).
«Фантазия — колыбель теории, наблюдающий разум — ее воспитатель» (Людвиг Больцман, «Статьи и речи»).
«Наука, по существу рациональная в своих основах и по своим методам, может достигать наиболее замечательных завоеваний лишь путем опасных внезапных скачков ума, когда проявляются способности, освобожденные от тяжелых оков строгого рассуждения, которые называют воображением, остроумием»(Луи де Бройль).
Макс Борн в статье «Эксперимент и теория в физике» при рассмотрении двойственного характера света (и корпускулы, и волны) указал, что такое понимание света выведено путем долгого индуктивного процесса, в котором вспышки воображения сменялись усиленным наблюдением и усложненной интерпретацией фактов.
«Логическое мышление, которое особенно свойственно математикам, при постулировании новых основ скорее мешает, поскольку оно сковывает воображение»(Капица П.Л., из книги «Эксперимент. Теория. Практика»).
«Наука – это прежде всего фантазия и только потом знание. Иначе сказать, она начинается с фантазии и заканчивается знанием»(Яков Львович Альперт).
«Освобожденный от заведомо предначертанных ходов и регламентов, ум обретает свободу выбора тематики, возможность фантазии и риска, благодаря чему становится доступней прорыв к новым пластам знания»(Анатолий Константинович Сухотин, «Превратности научных идей»).
Выдающийся авиаконструктор А. Н. Туполев в беседе с психологом П. М. Якобсоном о творческом процессе высказал следующую идею об обстоятельствах, обусловливающих разрешение технической проблемы: «Надо на собственную работу мысли, на технические схемы, способы решения, которые мы применяем, взглянуть непривычным взглядом. Надо взглянуть чужими глазами, подойти к ним по-новому, вырвавшись из обычного, привычного круга».
Окружающий мир состоит из известного и неизвестного. Известное в некоторых случаях указывает на неизвестное, которое может стать известным. Ученые замечают такое указание, и создают в своих головах полуфиктивные иероглифические фантазии.
В книге «Анти-Дюринг» Фридрих Энгельс написал: «…мы выводим схемы мира не из головы, а лишь посредством головы из действительного мира…» В современной науке признается положительный эффект от применения умозрительных фантазий, но фантазии не выводятся из действительного мира, а выводятся из головы. В современной философии широко распространены взгляды о незначительной связи между фактами, являющимися частями действительного мира, и возникающих в головах схемах мира. (В следующей главе подробно рассматривается вопрос о незначительной связи между действительными фактами и обобщениями-схемами, что свидетельствует о выведении обобщений-схем из головы.)
Ученые выводят схемы мира из головы. Но диалектический материализм имеет идеологическую установку на то, чтобы приучить ученых произносить слова о выведении схем мира из действительного мира. Идеологическая проблема диалектического материализма состоит в том, что имеет место расхождение между творимым и говоримым: творчество ученых заключается в том, что они выводят схемы мира из головы, но прокрустово ложе диалектического материализма принуждает многих ученых произносить слова о том, что схемы мира выводятся из действительного мира. К счастью, некоторые ученые оказывают сопротивление идеологическому давлению, и говорят правду о выведении из головы схем мира.
«На рубеже XIX-XX веков произошла революция в естествознании, и тогда стало понятно, что теории не выводимы из фактов. Теории базируются на фактах, но вывести их индуктивно невозможно. Наиболее четко это осознал Альберт Эйнштейн, который неоднократно в своих работах указывал, что никакая теория не может быть логически выведена из опыта. Это он видел как на примере работ коллег, так и на собственном примере»(из книги «Введение в науку философию», автор Юрий Иванович Семенов, кандидат философских наук, доктор исторических наук).
«На опыте можно проверить теорию, но нет пути от опыта к построению теории…собрание эмпирических фактов, как бы обширно оно ни было бы, не может привести к сложным формулам»(Альберт Эйнштейн, «Автобиографические заметки»).
«Известно из практики развития науки, что новые идеи, коренным образом меняющие старые представления, часто возникают…не как обобщение опытных данных. Они являются прерывом непрерывности, как бы скачком в движении мышления. …как пишет известный французский физик Луи де Бройль, «человеческая наука, по существу рациональная в своих основах и по своим методам, может осуществлять свои наиболее замечательные завоевания лишь путем опасных внезапных скачков ума, когда проявляются способности, освобожденные от тяжких оков строго рассуждения, способности, которые называют воображением, интуицией, остроумием». Как относиться к такого рода явлениям в области научного, а также художественного творчества? Отрицать невозможно, ибо их реальность доказана. Более того, эти факты не укладываются в метафизическое представление о мышлении как именно непрерывном процессе, протекающим в виде формально-логической дедукции… …в момент выдвижения нового положения оно (знание) не следует с логической необходимостью из существующего чувственного опыта…»(из книги «Гносеологические и логические основы науки» доктора философских наук Павла Васильевича Копнина, 1974 год).
П.В.Копнин: «Современное умозрение, конечно, отличается от умозрения древних греков и Лейбница, но оно остается умозрением — способом проникновения в сущности вещей, который не основывается непосредственно на опыте и строгой логической дедукции».
Копнин: «…в момент ломки научных теорий, когда остро ощущается потребность в выдвижении новых идей, которые формально, логически не следуют из предшествующих знаний и не обосновываются непосредственно опытными данными…»(из книги «Гносеологические и логические основы науки»).
Известный химик Джеймс Конант, в середине двадцатого века сделавший несколько научных открытий в области преобразования углекислого газа в кислород растениями, высказал свою точку зрения о слабой связи между экспериментальными данными и объяснением причинно-следственных связей: «Начало научного открытия нужно искать не в результатах лабораторных опытов, а в ярких вспышках воображения. Истинный ученый творит так же, как истинный поэт, — не по отчетам, сгрудившимся на письменном столе, а по творческому чутью, по какому-то внутреннему озарению».
«Эмпирические данные и чистая логика никак, вообще говоря, не определяют множество возможных гипотез»(из книги В.Н.Катасонова «Философия и история науки Пьера Дюгема»).
В 2005 году доктор философских наук Л.А.Микешина издала книгу «Философия науки. Современная эпистемология», в которой указывается, что знание о природных явлениях выводится не из фактов, не из действительного мира, а из фантазий: «Теорию нельзя получить в результате индуктивного обобщения и систематизации фактов, она не возникает как логическое следствие из фактов; механизмы ее создания и построения имеют иную природу, — предполагается скачок, переход на качественно иной уровень познания, требующий творчества и таланта исследователя».
Обнаружения и описания факта недостаточно для того, чтобы понять причину существования факта, и поэтому нужно добавить к описанию факта то, что не обнаружено в факте. Более талантливый ученый отличается от менее талантливого ученого не тем, что способен извлечь больше твердо установленной информации из факта, а способностью нафантазировать немалое количество свойств, которые предположительно могут находиться внутри факта.
Мы можем измышлять себе в подспорье все, что только можем, до чего додумается, не ограничивая себя ошибочными требованиями Маркса и Энгельса мыслить только о наблюдаемом в практической действительности, мыслить схемы мира в точном соответствии с объективным миром.
Объективный мир неизвестен естествоиспытателям. Как можно схемы мира создавать в голове таким образом, чтобы схемы в точности соответствовали неизвестному?


Создавая периодическую таблицу химических элементов, Дмитрий Иванович Менделеев росчерком пера кромсал химические элементы, наделяя элементы известными только Менделееву свойствами, противоречащими обнаруженным на практике свойствам. Менделеев подгонял свойства химических элементов под клеточки в таблице.
В то время фактически был установлен атомный вес бериллия и азота, равные 14. Однако нельзя, мыслил Д.И.Менделеев, помещать два химических элемента в одну клетку периодической таблицы. К тому же, оказалась пустой клетка для веса 9. Менделеев принял смелое волевое решение, противоречащее фактам, — он переписал вес бериллия с 14 на 9 и засунул бериллий в клетку для веса 9, а азот всунул в клетку для веса 14. Менделеев игнорировал твердо установленные факты. Менделеев не обращал внимание на советы Роджера Котеса и Исаака Ньютона — опирать теорию на твердо установленные факты. Впоследствии выяснилось, что фантазирование не было напрасным, т.к. тщательно проведенные опыты выявили ошибки при определении свойств бериллия, и реальный атомный вес бериллия составлял 9. Для Менделеева была характерна несвязанность его мышления с внешними обстоятельствами (известным на тот момент времени атомным весом бериллия, равным 14). Менделеев убедил самого себя в том, что признанное всеми химиками свойство бериллия иметь атомный вес, равный 14, является условным символом веса, равного 9. Атомный вес бериллия, равный 9, проявляет себя так, что создается впечатление атомного веса, равного 14. Первоначально не обнаруженный вес в 9 атомных единиц воздействовал на химиков таким образом, что химики обнаружили вес в 14 атомных единиц. Плеханов знал на примере бериллия о том, что необнаруженное является субстратом обнаруженного, но преданность философскому учению Маркса-Энгельса заставила Плеханова объявить субъективным идеализмом утверждение о том, что необнаруженное является субстратом обнаруженного.
Карл Маркс: «Для Гегеля процесс мышления,.. есть демиург действительного, которое составляет лишь его внешнее проявление»(«Капитал», Сочинения, т.23, с.21).
Человеческое мышление создало атомный вес, равный 14 и считаемый действительным свойством бериллия; такой вес составляет лишь внешнее проявление реального атомного веса бериллия, соответствующего 9. Ученые навесили на бериллий ярлык, написали на ярлыке об атомном весе, равном 14, и использовали бериллий как химический элемент, обладающим весом в 14 атомных единиц.
На основе 63 известных химических элементов, на протяжении нескольких лет Менделеев с умственным напряжением разрабатывал периодическую таблицу; с применением математики в 1869 году Менделеев создал представление о двенадцати неизвестных тогда химических элементах (экабор, экаалюминий, экасилиций, экамарганец, двимарганец, экацирконий, экателлур, экайод, экацезий, экабарий, экалантан, экатантал). И еще 13-е и 14-е предсказание: короний и ньютоний. В 1894 году Вильям Рамзай теоретически предсказал свойства химических элементов гелий, неон, криптон, ксенон. В 1913 году Генри Мозели предсказал химический элемент №61. Д.И.Менделеев, Фредерик Содди, Казимир Фаянс независимо друг от друга предсказали существование радиоактивного элемента в урановом ряде, который должен занять пустующую клетку ниже ванадия. И действительно, в 1917 г. Мейтнер, а год спустя Содди, Крэнстон и Флэкк открыли элемент с порядковым номером 91. В 1927 году Гроссе впервые выделил несколько миллиграмм пятиокиси протактиния.


В то время, когда Менделеев рассчитал свойства еще не найденных элементов (атомный вес, валентность, плотность, характер химических реакций с известными элементами), Менделеев не мог сопоставить рассчитанные свойства с реальными свойствами элементов (поскольку неизвестные элементы еще никто не обнаружил и не исследовал на практике их свойства). Менделеев не смог доказать в то время, что его представление суть образы реальных химических элементов.
Впоследствии двенадцать химическим элементов были найдены в природе. Два предсказанных Менделеевым элемента не обнаружены (этим гипотетическим элементам Менделеев дал название ньютоний и короний). Два представления не имели никакого сходства с существующими в природе химическими элементами. Два представления — не суть образы реальных элементов. Два представления не были отражением объективной реальности.
kkamliv вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Теги:
авенариус, кант, мах

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Вопросы по HTML jay_dee Программирование 62 30.10.2016 01:05
Философские афоризмы Taliban Философия 262 18.05.2015 06:43
УЗИ, Доплер и пр. вопросы... УмНиЧкА Беременность 24 28.09.2013 21:16
Вопросы президенту unique Таки основной форум 1 13.03.2010 16:37


Часовой пояс GMT +3, время: 21:15.